«Хроники Амбера»: гид по удивительным мирам Роберта Желязны

Эмбер-Амбер-Янтарь-Янтарное Королевство. Четыре варианта русского перевода для одной выдуманной вселенной, ставшей краеугольным камнем фэнтези.

Корвин, Мерлин, Дворкин, Оберон и остальные, царствующие родственники, чьи истории стали классикой. Классикой запутанных и безумно интересных сказок для взрослых, где переплелось многое, казалось бы, знакомое и неожиданно неизвестное. Если вам еще не довелось познакомиться с Желязны и его миром, друзья, то тянуть не стоит.

Главное же, не вызывающее споров в Хрониках Амбера – сам автор. Ибо Роджер Желязны был, есть и будет одним из отцов-основателей жанра. И точка.

Такое привычное фэнтези

Все человеческое существование подтверждает простую истину: нам всегда есть, что делить. Даже когда это совершенно не требуется. Как, к примеру, с фэнтезийным жанром, сейчас упорно делимым на «высокое» и «низкое».  

Роберт Говард создал «низкое» фэнтези, совершенно не думая об этом. Угрюмый верзила из Техаса писал рассказы «sword and sorcery» о синеглазом верзиле-варваре Конане, причудливо мешая исторические реалии с выдумкой и не задумываясь о последствиях.

Дж. Р. Р. Толкин придумал «Властелина колец», размышляя о Второй Мировой и судьбе собственного сына, основываясь на легендариуме нескольких европейских народов и уж точно не помышляя о классификации, появившейся куда позднее, отнесшей его к «высокому» фэнтези.

Роджер Желязны совершенно также творил желаемое именно ему, создавая причудливый мир Амбера, Теней, Порядка с Хаосом, не предполагая чьих-то последующих измышлений об их принадлежности. Но при этом он действительно совершил нечто революционное. Если до «Хроник Корвина» фэнтезийному жанру полагалось быть прямым, как черенок от лопаты, то после все поменялось.

На третьем десятке двадцать первого века читатели, предпочитающие литературу о выдуманных мирах, привыкли к сложным переплетениям сюжетов, разносторонности большого количества персонажей, многотомности саг, благодаря объему раскрывающих глубину авторской задумки. И, совершенно того не замечая, вовсю оперируют сравнениями с той или иной серией, говоря о «хорошо прописанных персонажах», «прекрасной атмосфере» и «великолепном авторском мире».

Ярчайшим примером стоит считать «Игру престолов», «Песнь Льда и Пламени» Джорджа Мартина. В длиннющей истории Семи Королевств представители совершенно разных категорий читателей находили и находят «своих» героев с героинями, ассоциируют себя с дотракийцами/северянами/одичалыми/Ночным Дозором и восхищаются, либо ненавидят побочными ветками основной линии.

Не менее схожим тяжеловесом выступает ведьмачья сага Геральта и Цири от Анджея Сапковского. Пусть в чем-то более линейная, не имеющая настолько продуманно-сложной разбивки, как творение Мартина, но такая же наполненная персонажами, локациями и событиями. Не говоря о шпионских играх, интригах, войнах, городской и сельской жизни и даже определенных странноватых привычках некоторых второстепенных персонажей. 

И, относясь к этому совершенно привычно, мы давно не задумываемся о книге, благодаря которой все это появилось. И зря.

Дворкин, Оберон, Корвин и остальные

Именно в Амбере, практически впервые в истории жанра, появилось огромное количество героев и героинь. Двор короля пропавшего короля Оберона и его детей, потомков великого мага Дворкина, создавшего сам мир Янтарного королевства раньше остальных проекций, параллельных измерений.

Желязны удалось сломать устоявшуюся традицию. В его книгах не имелось места эпичным столкновениями, злым магам или правителям, злодеящим ради злодейства, а также столкновениям держав или рас. Желязны, одним из первых авторов жанра, смог разделить персонажей не на «белых» или «черных». Он наделил их разными оттенками серого, придав им глубины с помощью теней.

Основой всех книг цикла Амбера стала психология персонажей. Именно те или иные черты характера героев двигали сюжет, родня урожденных магов с обычными людьми, то есть – с читателями.

Предложив Порядок и Хаос, основополагающие силы своей вселенной, Желязны раздвинул границы двухцветной градации фэнтези стандартов. Происходящее в мире Теней, являющихся отражениями Янтарного королевства, зависело от склонности персонажа к вышеуказанной дуалистичной природе мироздания. И совершенно необязательно, что придерживающиеся Хаоса являлись исключительно плохишами или наоборот. Точно также, как в нашей с вами жизни, где жизненная правда и последствия всегда окрашены в чьи-то личные цвета.

Именно психология и характеры, практически впервые прописанные до мелочей, стали половиной успеха, постигшего «Хроники Амбера».     

Упорядоченный Хаос Теней

Оставшиеся пятьдесят процентов пришлись на сам мир, также сотворенный не по лекалам, имевшимся ко времени написания. Даже топонимы здесь чаще всего несут немного обманчивую смысловую нагрузку, а настоящий смысл раскрывается в ходе чтения. Город Тир-на-Ног, вроде бы имеющий кельтские корни, на самом деле является первичным для той Тени, где Тир-на-Ног.

Параллельные миры, причудливые и разные, чем дальше стоящие от Амбера – тем больше отличающиеся. И наш с вами, согласно задумки, всего лишь одна из Теней.

Путешествия героев, Корвина и Мерлина в первую очередь, по Теням, в полной мере раскрывают волшебство сюрреализма Желязны. Многочисленные отражения Амбера, первичного для остальных реальностей, созданные Порядком и Хаосом, затягивают почище современных компьютерных игр.

А когда дело доходит до раскрытия Единорога и Змея, Пути Лабиринта и Узора, Порядка и Хаоса во всех их проявлениях, то только тут становится ясен замысел Желязны. Грандиозный, по-настоящему волшебный и обладающий магией, не подчиняющийся канонами с ожиданиями.  Замысел, где в основе лежит умение в использовании, а не владение магией. Ведь невозможно подчинить себе что-то, что изначально намного старше и сильнее тебя.

И главными составляющими Амбера являются персонажи, реалистичность происходящего и загадка Теней, которую можно разгадать лишь читая. 

Тем более, друзья, у нас новинка в «Пятикнижии Мерлина». Пенталогии, рассказывающей о наследнике Корвина, его сыне Мерлине – «Принц Хаоса». История о том, как ему становится ясна самая главная цель жизни – Престол первородного Хаоса.

Автор статьи: Дмитрий Манасыпов