Лучшие книги 2022 года: итоги от литературных обозревателей и редакции Литрес

Год подходит к концу, а значит пора подводить традиционные книжные итоги. 

Прежде всего мы оценили общие продажи электронных и аудиокниг в 2022-м. На первом месте в этот раз нон-фикшн о том, как беречь себя, – «К себе нежно» белорусской писательницы Ольги Примаченко. Далее в тройке лидеров – не теряющая актуальности антиутопия Джорджа Оруэлла «1984» и мемуары психолога Эдит Евы Эгер, которая пережила холокост, но не потеряла веры в лучшее, – «Выбор. О свободе и внутренней силе человека». Весь топ книг года смотрите в отдельной подборке.

Редакция Литрес работала в этом году активно и ежедневно. Например, мы разобрались, что общего у сериала «Дом Дракона» и Coca-Cola и какую прозу пишут сценаристы Netflix, сделали аудиогид по московским локациям, где можно встретить Пелевина, собрали истории, с которыми можно сбежать от реальности, делали обзоры новинок книжного рынка (уже читали триллер«Кузнечик» Котаро Исаки?), рассказывали о лауреатах литературных премий (в том числе осветили недавнее вручение«Большой книги»). 

Пришло время поговорить о произведениях, которые запомнились и произвели лично на нас наибольшее впечатление в этом году. Помимо постоянных авторов Литрес: Журнала топ помогли составить литературные обозреватели, критики, писатели, лингвисты, словом, профессиональные читатели. Спойлер: вы найдете здесь много интересного для своих книжных полок!

По промокоду febrislove дарим скидку 20 % на каталог Литрес + 2 книги из подборки в подарок!

Редакция Литрес:

Екатерина Писарева, шеф-редактор группы компаний «Литрес»

«Любовь в эпоху ненависти», Флориан Иллиес

Это была первая книга, которую я смогла осилить после 24 февраля. Иллиес буквально меня спас, вытянул на поверхность, вернул к чтению. Его «Любовь в эпоху ненависти. Хроника одного чувства» написана по тому же принципу, что и бестселлер «1913», – рваные сцены, склеенные эпизоды, череда героев. Иллиес вглядывается в судьбы знаковых представителей своей эпохи и рассказывает, как они переживали приход к власти нацистов, падение Веймарской республики и крушение всех надежд. Семейство Томаса Манна, Бертольд Брехт и его женщины, Симона де Бовуар и Сартр, Готфрид Бенн и другие публичные интеллектуалы ХХ века оказались в ситуации, на которую никак не могли повлиять – только наблюдать исторические перемены и пытаться спасти собственные жизни. Эта книга очень созвучна сегодняшнему настроению – в ней много тревоги и страха, но в то же время есть утешительная любовь, удивительные встречи и хрупкая, эфемерная надежда.

«Розы без шипов. Женщины в литературном процессе России начала XIX века», Мария Нестеренко

Я всегда внимательно слежу за тем, что выпускает «Новое литературное обозрение». И серия гендерных исследований, которую НЛО активно развивает, мне ужасно нравится – и оригинальностью тем, и свежестью подхода, и высоким художественным уровнем. Исследовательница Мария Нестеренко обращается к началу XIX века и рассказывает о положении роли женщины в обществе. Конечно, кто-то может сказать, что в России и с мужскими ролями было туго – только в 1861 году рабство отменили, а тут мы женскими вопросами задаемся. Но тем не менее. Нестеренко рассказывает о женщинах, вымаранных из литературного канона и ныне забытых, заслуживающих вашего внимания. Так, например, она знакомит многих с творчеством поэтессы Анны Буниной, которая (на секундочку!) в XIX веке была уже профессиональным литератором и выдающейся публичной интеллектуалкой. 

Константин Орищенко, руководитель проекта Литрес: Журнал

«Нью-Йоркская трилогия», Пол Остер

Имя Пола Остера ассоциируется у большинства русскоязычных читателей с объемным романом «4321», который вошел в шорт-лист Букеровской премии в 2017 году и удостоился множества теплых слов от литературных обозревателей и блогеров. «Нью-Йоркская трилогия» же абсолютно другая. Более запутанная, сложная, напоминающая смесь детектива и сюрреализма, философских размышлений и житейского абсурда. К слову, этот местами абсолютно безумный текст с хаотичным сюжетом обретает гармоничную и не менее оригинальную концовку. Пазл начинает складываться воедино, и остается лишь сказать: «Вау!».

В лучших традициях постмодернизма автор делает множество исторических отсылок: от Сервантеса, который «нанимает Дон-Кихота, чтобы разгадать историю самого Дон Кихота» (спойлер: во время чтения романа мы готовили текст по новому сборнику, и я случайным образом узнал, что эта тема как раз частично раскрывается в нем, вот такая книжная магия) до шотландского моряка Александра Селькирка (считается, что именно он послужил прообразом Робинзона Крузо) и многих других любопытных фигур из прошлого. 

Когда я начал читать этот текст в начале марта, даже и подумать не мог, что буквально через несколько месяцев он выйдет в новом переводе. Но книга действительно стоит того, чтобы с ней ознакомиться. Да, она странная (в хорошем смысле этого слова: как, например, фильмы Чарли Кауфмана, сценариста «Вечного сияния чистого разума»), местами каждая из глав затягивает читателя в еще больший круговорот недопонимания от всего происходящего, но в этом, черт возьми, и заключается та самая «изюминка», которая и отличает хороший текст от плохого. Лично мне понравилось. Надеюсь, и вам тоже. 

«Сны поездов», Денис Джонсон

Про творчество Дениса Джонсона случайным образом узнал в прошлом году: несколько коллег очень уж рекомендовали его произведения. После общения с переводчиком этой книги, Сергеем Кумышом, в одном из выпусков нашего подкаста, мой интерес удвоился (а может быть, даже и утроился; больно уж заинтриговала фраза о том, что это «автор, которого нужно читать прямо здесь и прямо сейчас»). Дальше был сборник «Иисусов сын». Его я прочитал буквально за неделю и с нетерпением ждал эту маленькую повесть, которая впервые вышла на русском языке и в свое время получила номинацию на Пулитцеровскую премию. 

В отличие от вышеупомянутого «Иисусова сына», текста с динамичным сюжетом, наполненным множеством кинематографичных и местами шокирующих кадров из бурной молодости главного героя, в лице которого выступает сам Денис Джонсон, «Сны поездов» абсолютно другие. Это маленькая повесть о добровольном изгнании. О человеке, который намеренно изолировал себя от людей, потому что это стало выражением его сущности. Как и другие тексты автора, книга очень поэтична, своеобразна и наполнена своей чарующей романтикой, которую можно описать как нечто среднее между Америкой Кормака Маккарти, а также некоторыми сценами из книг Чарльза Буковски и Керуака. 

Добавьте к этому дерзкий и метафоричный слог Дениса Джонсона, его талант рассказчика (для тех, кто не в курсе: этот человек является одним из самых выдающихся авторов короткой формы, неспроста его текстами вдохновлялся Чак Паланик, а манеру повествования сравнивали с чеховской), и на выходе мы получим идеальный текст для тех, кто хочет скрыться от безумия окружающего мира. Не могу сказать, что это какой-то гениальный текст (у Джонсона есть и более сильные работы), но он абсолютно точно оставляет след в памяти. Это и есть критерий качества.

Анна Данилина, редактор MyBook и Литрес

Это всегда какой-то особый челлендж – выбрать топ книг из моря прочитанного и прослушанного за год. Решила ориентироваться на настроение и остановилась на романе в духе Бакмана, увлекательных детективах и познавательном нон-фикшне. 

«Библиотека моего сердца», Фрейя Сэмпсон

Роман английской писательницы – добрая, местами наивная и немного предсказуемая в плане сюжетных перипетий история. Впрочем, менее очаровательной в моих глазах от этого книга не стала. По настроению напоминает романы Фредрика Бакмана и старые добрые советские комедии. Отлично подойдет, когда нужен глоток надежды на хеппи-энд.

Итак, Сэмпсон рассказывает историю Джун Джонс. Девушке нет 30, но она живет затворницей вот уже восемь лет после смерти самого близкого человека – матери. Героиня работает в местной небольшой библиотеке, которая служит центром их поселка. У нее нет друзей, кроме материной подруги, эксцентричной дамы в возрасте, и старичка, что каждый день приходит в библиотеку, чтобы напечатать очередное письмо сыну. Общение с людьми Джун полностью заменяют книги. Но для полноценной жизни этого мало. Когда придет приказ о закрытии библиотеки, тихая, робкая и скромная Джун выберется, наконец, из своей раковины, чтобы отстоять то, что ей так дорого. Методы, которые она выберет, будут весьма забавными.

В романе много отсылок к литературным героям и произведениям, которые захочется перечитать после. Например, «Гордость и предубеждение» Остин, «Большие надежды» Диккенса или «Матильда» Даля.

«Неизбежное зло», Абир Мукерджи

Второй роман шотландско-бенгальского автора в серии расследований «Уиндем и Несокрушим». Читать по порядку необязательно: два дела у сыщиков не связаны. Я первую часть «Человек с большим будущим» пропустила (о чем пожалела, обязательно почитаю на каникулах), так что тоже можете смело начать с «Неизбежного зла».

Сюжет перенесет нас в Индию лета 1920 года. В Калькутте после торжественного мероприятия застрелен наследник престола небольшого княжества Самбалпур. Трагедия случилась прямо на глазах у главных героев, капитана Сэма Уиндема и сержанта Банерджи, которого все зовут Несокрушимом. У убийцы на лбу был начертан религиозный знак. Перед смертью принц хотел посоветоваться с полицейскими, ведь кто-то подкинул ему записки с предостережениями. Хитрый Уиндем и скромный Несокрушим будут сопровождать тело погибшего престолонаследника на его родину. Расследование им вести запретили сверху, но удержаться невозможно. Главное, определить мотив, была ли это месть отвергнутой жены или уставшей ждать любовницы, происки родных братьев, дабы взойти на трон, или все куда глубже и упирается в то, что в Самбалпуре крупнейшие залежи алмазов?

Увлекательное расследование напоминает классические романы Конан Дойла и Уилки Коллинза, только декорации куда экзотичнее сырых улиц Туманного Альбиона. Поездки на слонах, тигровая охота, изумруды с куриное яйцо, древние божества и проклятия, придворные интриги, запах сандала, зной, которого так не хватает зимой, – вот что вас ждет. А еще любопытно, что за всем этим национальным колоритом англичанин Уиндем замечает, что люди и их помыслы везде примерно одинаковы.

«Тринадцатая карта», Майк Омер

Короткая повесть израильского детективщика Майка Омера, которую легко можно прочитать за вечер. Вымышленный американский городок Гленмор-Парк снова сотрясает убийство. На сей раз место преступления – в самом криминальном районе города, где постоянно выясняют отношения преступные группы. Но тут явно не бандитская разборка. Убита местный экстрасенс Жаклин Мьюн. К ней обращались за предсказаниями будущего по картам Таро, ворожбой, приворотами на удачу и любовь, защитными чарами, снадобьями и амулетами. Рядом с телом лежали листья индейской лозы, растения, которое используют как для праздничного украшения дома, так и для облегчения родов. Следствие ведут Ханна Шор и Бернард Глэдвин, который в повести выходит на передний план. Теперь читатели узнают, где же полицейскому лучше всего думается. Спойлер: это вовсе не рабочее место в участке. Итак, Глэдвин проверяет разные зацепки: тайны родных Жаклин, подозрительных посетителей и соседей и даже конкурентов-гадалок…

Год был богат на хорошие книги: например, еще запомнились нон-фикшн об истории криминалистики как науки «Убийство в кукольном доме» Брюса Голдфарба, семейная сага «Рождество под кипарисами» Лейлы Слимани, новый взгляд на древнегреческие мифы «Ариадна» Дженнифер Сэйнт и руководство по чтению между строк «Как читать художественную литературу как профессор» Томаса Фостера.

Микаэль Дессе, писатель, критик, литературный редактор

«О таком не говорят», Патриция Локвуд

Локвуд даже глупость напишет так, что зачитаешься. Вот написала – в 2020-м – про человеческие страсти в эпоху интернета. В 2021-м написанное издал какой-то «пингвиний» импринт. В 2022-м – Inspiria. Получается, в 2022-м где-то вышла книга про человеческие страсти в эпоху интернета. Ну не глупость? Глупость, конечно, еще какая. Но посмотрите:

«Когда мы умрем, размышляла она, тщательно натирая мочалкой ноги под колючими струями воды, потому что недавно узнала, что многие люди не моют ноги, когда принимают душ, – так вот, когда мы умрем, нам покажут маленькую круговую диаграмму, где будет отмечено, сколько времени жизни мы провели под душем, мысленно споря с людьми, которых никогда даже не видели. Как будто такое времяпровождение было хоть чем-то хуже постоянного тщательного мониторинга толщины стенок бобровых хаток, чтобы понять, насколько суровой будет зима».

«Постлюбовь. Будущее человеческих интимностей», Виктор Вилисов

С Вилисовым ситуация противоположная – нужные вещи пишет, но грубовато, и грубовато во всех смыслах: и литературном, и педагогическом. То есть правому от этой книги не «полевеет» – скорее наоборот, – но для тех, кто уже за все хорошее (строго говоря, эмансипаторную политику) и против всего плохого (патриархальной шняги вроде нуклеарной семьи и насилия на почве «гендерного дисплея»), Вилисов написал такой вот квирный «Капитал». 

«Хронозис», Реза Негарестани, Робин Маккей, Кит Тилфорд

Негарестани как будто не дали научного редактора – ну какие «симметричные паттерны», когда есть устоявшиеся «симметричные структуры»? – но «Хронозис» все равно самый классный американский комикс, изданный в России в этом году. Он напоминает эпизод «Рика и Морти», из которого откачали 95% наивности и 75% остроумия и при этом снизили скорость воспроизведения где-то до 0,25, а кто не любит псевдонаучную белиберду с рептилоидами в слоумоушене, у того вместо сердца куб Истирания, это всем известно. 

«Саша, привет!», Дмитрий Данилов

Данилову вот не дали «Большую книгу», но на качестве романа это никак не отразилось. Константин Мильчин пишет, что финал не очень, а по-моему, вполне. Можно было, конечно, закончить на сцене последнего Светиного звонка, но такое в современной русской литературе вообще немыслимо, для такого нужно посмелее быть, а у нас все пуганые.

Александр Черкашин, литературный обозреватель

«Море спокойствия», Эмили Сент-Джон Мандел

А помните, два года назад весь мир разбрелся по домам, потому что по улицам блуждал опасный вирус? Говорят, до сих пор блуждает. Только теперь до него мало кому есть дело. 

«Море спокойствия» Мандел – это такая фантастическая рефлексия над пандемией, которая в 2022 году читается очень наивно и как будто несвоевременно – все же на повестке дня уже совсем другие новости. Но в том и прелесть: выйди роман даже в прошлом году, он показался бы чересчур претенциозным. Да и от темы глобальной эпидемии всех уже порядком тошнило. А сейчас самый подходящий момент, чтобы вспомнить, что вообще-то существуют такие масштабные проблемы, с которыми с трудом удается справиться даже сплоченному человечеству. Ну а для тех, кто считает, что существование человечества последнее время подозрительно часто висит на волоске, приведу цитату одного из героев книги: помните, что «конец света – это постоянный и нескончаемый процесс».  

Но вообще роман не столько о глобальных проблемах, сколько про людей: про наши страхи, желания и чувства. Он про то, что человеческая жизнь, даже в самых суровых обстоятельствах и в самые суровые времена, остается высшей ценностью, и наш долг – помнить об этом.

«Проект “Аве Мария”», Энди Вейер

Еще одна книга о том, как важно оставаться «человеком». Даже если ты застрял в сотнях световых лет от родной планеты и обречен на смерть. Даже если ты – разумное паукообразное. 

Похожие материалы:  Что читать осенью? Лучшие книги Individuum и Popcorn Books

Энди Вейер – большой любитель науки и фантастики, а еще идеологический филантроп, мечтатель и оптимист. Его романы пропитаны искренней верой в прогресс и человечество, и эта вера передается читателю странично-буквенным путем. Вспомните хотя бы его «Марсианина», где ради спасения одного единственного астронавта объединяются Китай и США, организовывая дорогостоящую миссию. Разве после прочтения романа или просмотра экранизации у вас ненадолго не появилась убежденность в том, что для нас как вида еще не все потеряно? «Проект “Аве Мария”» оставляет после себя похожие теплые чувства. 

«Возвращение», Блейк Крауч

Да, в этом топе будет только фантастика и только вселяющая надежду. И «Возвращение» (или как книга называется в оригинале – «Рекурсия») – это единственный роман в списке, который был издан не в 2022 году.  Но что с того? Разве интересные книги только в этом году выходили?

Блейк Крауч прославился своей трилогией «Сосны» (по ней еще в 2015 году вышел сериал с Мэттом Диллоном), и с тех пор опубликовал несколько не менее интересных произведений, в числе которых и этот роман. Сложно говорить об этой книге, ненароком не проспойлерив ее добрую половину. Да, это один из тех случаев, когда чем меньше знаешь перед прочтением, тем лучше. Тематически роман близок к «Морю спокойствия», но более остросюжетный и менее философский. Новым словом в жанре его назвать сложно, но и в отсутствии оригинальности упрекнуть нельзя. А вот за что однозначно хочется похвалить, так это за увлекательность – после первых сорока страниц оторваться уже невозможно. Отличный вариант, чтобы ненадолго отвлечься от реальности, – работает не хуже камеры сенсорной депривации.

Маргарита Ундалова, лингвист, литературная обозревательница

«Неудобное прошлое. Память о государственных преступлениях в России и других странах», Николай Эппле

Иногда человеку нужно дорасти до оливок, кинзы и красной икры, я же вплоть до прошлого года не принимала нон-фикшн. Когда я дала ему шанс, он так меня захватил, что я продолжила искать ответы на волнующие меня вопросы и в 2022 году. Один из тех, который меня всегда волновал, звучит примерно так: историю России можно назвать, мягко говоря, турбулентной, но, несмотря на всё количество зверств, что творились на нашей территории по отношению к ее жителям, можно ли преодолеть эту коллективную травму и зажить наконец счастливо? Исследователь мемориальной культуры Николай Эппле предлагает свой взгляд на то, какие шаги нужно предпринять, чтобы суметь признать факт наличия темных страниц истории; рассуждает, на какие страны мы можем ориентироваться в этом добровольном переосмыслении прошлого. Объемная книга, которая, казалось бы, должна пугать количеством страниц и серьезностью темы, но, несмотря на это, вызвавшая настолько огромный ажиотаж, что ее очень сложно найти в продаже в печатном виде. Зато на Литрес она есть в доступе 24/7, и этим, конечно же, нужно воспользоваться.

«Энн из Зеленых крыш», Люси Мод Монтгомери 

Если же вам хочется почитать что-то жизнеутверждающее из художественной литературы, от чистого сердца достаю из шкатулочки драгоценных книг-открытий 22-го года и протягиваю вам этот роман. Бездетная пожилая пара фермеров решает усыновить из приюта парнишку, чтобы он помогал им по хозяйству и смог впоследствии унаследовать все, над чем они так усердно работали. Но вот незадача, их знакомая, которой была доверена миссия выбрать подходящего кандидата, присылает им на ферму… маленькую рыжеволосую девочку! Вне себя от гнева и досады они твердо намерены вернуть ее назад, но за каких-то пару дней девчушка успевает очаровать фермера своей непосредственностью и искренностью, а затем влюбить в себя и его сестру, которая хоть и пыталась быть строгой и отстраненной, но все же привязалась к Энн. Если в детстве вы зачитывались книгами Эдуарда Успенского и смеялись до слез от хмельного молока, которое выпил Матроскин, – в этой книге вы найдете не меньшее количество курьезных ситуаций, которые поднимут вам настроение.

Литературные обозреватели:

Егор Михайлов, литературный критик, обозреватель

«Философия безмятежности. Тетрафармакос Эпикура», Джон Селларс

В этом году были неплохие книги, но единственная, которая действительно оставила след во мне – тоненькая книжка Джона Селларса, где он просто и без заигрываний объясняет философию эпикурейцев. Деятельно применять ее в жизни сложно, но понять очень легко – особенно в ужасном 2022 году. Счастье бывает очень простым, для него не нужно огромное богатство, роскошные пиры и дворец у моря. Если ты не мучаешься от голода, у тебя есть крыша над головой и пара настоящих друзей и ты можешь хоть немного помочь тем, кто этого лишен, – вот и весь секрет хорошей жизни.

Евгения Власенко, книжная активистка, авторка блога Knigagid

«Читая “Лолиту” в Тегеране», Азар Нафиси

Роман иранской писательницы Азар Нафиси «Читая “Лолиту” в Тегеране» – одна из тех книг, что действительно сумела одновременно поразить, затянуть в себя полностью, при этом, не выдернув из реальности, а, скорее, дав ключи к ее пониманию и принятию. Документальный роман дочери бывшего мэра Тегерана посвящен одному из ключевых мировых событий XX века – исламской революции в Иране 1979 года, имевшей разрушительные последствия для культуры и всего иранского общества, но в первую очередь для иранских женщин. Приход к власти исламских фундаменталистов полностью лишает их базовых прав. По стране прокатывается волна «культурных чисток», в результате которых многие студентки и преподаватели оказываются в тюрьмах. Большинство никогда не выйдет оттуда живыми. 

Главная героиня выросла в дореволюционном Иране, получила американское образование и вернулась в страну, чтобы преподавать зарубежную литературу в Тегеранском университете. Новый режим заставляет преподавательницу уйти в подполье: Нафиси организует в своем доме в Тегеране тайный книжный клуб для молодых женщин, где они вместе читают и обсуждают запрещенных Остин, Фицджеральда и Набокова. Литературная гостиная Нафиси становится для юных девушек Тегерана островком свободы и единственным местом, где они могут снять хиджаб и озвучить свои чувства и мысли. Впервые на русском языке. Перевод с английского Юлии Змеевой. Издательство Лайвбук.

«Южный Ветер», Даша Благова

Конечно же, уходящий год запомнится яркими литературными дебютами и новыми именами, среди которых: Екатерина Манойло, Ася Володина и Даша Благова. Роман последней произвел на меня, пожалуй, самое сильное впечатление. «Южный Ветер» – это трагическая история о зыбких границах между «нормальностью» и «ненормальностью», которая разворачивается в декорациях изломанного горным рельефом и наполненного южным вайбом маленького города на Кавказе. Главная героиня Саша после смерти матери возвращается в родной город из Москвы, где не особо сложилось, чтобы заботиться о младшем брате, у которого есть ментальные особенности. В попытке наладить общую для них новую жизнь Саша игнорирует собственные проблемы, что приводит к разрушительным последствиям.

Свой первый роман Даша Благова, в прошлом журналистка, посвятила родным Минеральным Водам и теме взаимодействия с людьми с ментальными расстройствами. Пять лет Даша волонтёрила в психиатрической клинической больнице № 1 им. Н.А. Алексеева, более известной как Кащенко, где вела радиокружок и запустила радио «Зазеркалье», ведущими которого стали люди с психическими особенностями. Этот уникальный опыт она отразила в своем романе. 

Сергей Вересков, писатель, редактор, литературный обозреватель

«Незнакомец», Кэйитиро Хирано

Что делать, когда твой муж умирает, и ты вдруг выясняешь, что он – совсем не тот, за кого себя выдает? Понятное дело, идти к адвокату (или детективу) и разбираться: а что за человек вообще был с тобой рядом. Кэйитиро Хирано рассказывает именно такую историю – правда, на этом все не заканчивается. Дело в том, что адвокат здесь тоже не совсем тот, за кого себя выдает: по документам он чистокровный японец, а на деле – нет, есть корейские предки. Хитроумная, многоуровневая и сложноустроенная игра, которую ведет Хирано с читателем, – изысканное удовольствие для ценителей интеллектуальных психологических детективов.

«Ночью вся кровь черная», Давид Диоп

Взгляд с необычного ракурса на Первую мировую войну. Повествование здесь идет не от лица привычного нам европейца, а от лица сенегальца, Альфы Ндие, воюющего на стороне Франции. Однажды на поле боя его друга тяжело ранят, так что спасти от смерти того уже нельзя. Он просит главного героя убить его – но Альфа сбегает. Он корит себя за слабость и постепенно превращается в самого страшного солдата своей армии: о нем ходят едва ли не легенды, его боятся, словно он чудовище. Хотя почему – словно? Альфа, действительно, теряет почти все человеческие черты, становясь кровавым и жестоким зверем – ужасным богом войны, для которого не существует ни справедливости, ни сочувствия, ничего.

Максим Мамлыга, литературный обозреватель «Правил жизни», главный редактор газеты «Книги у моря»

«Сезон отравленных плодов», Вера Богданова

Дети девяностых, политическая неразбериха, насилие, проблемы отцов и детей, столкновение традиции и личного выбора, бедность, запретная любовь, собственное сознание как собственная тюрьма – все это темы романа Веры Богдановой. Самое удивительное, что внутри этой социальной и индивидуальной тьмы она смогла найти точки опоры для своих героев и вырулить к свету. Это замечательный реалистический роман – если не обо всех нас, то очень о многих.

«Комитет охраны мостов», Дмитрий Захаров

От надежды к отчаянью и обратно – Захаров выстроил русские эмоциональные горки с резкими поворотами, мертвыми петлями и эффектным финалом. В этом прекрасно написанном остросоциальном романе несколько разных людей, имеющих некоторое отношение к одному судебному делу, вдруг решают попытаться изменить статус-кво теми немногими способами, что есть у них в распоряжении. Журналистика, Сибирь, природа власти, самая современная современность – идеальный рецепт этого года.

Татьяна Шорохова, журналист, соосновательница сайта kkbbd.com 

«Я всегда остаюсь собой», Йоав Блум

На русском издали уже третий роман Йоава Блума (после «Творцов совпадений» и «Руководства к действию на ближайшие дни»), и до сих пор непонятно, почему Голливуд не хватается за его книги, поскольку на фоне обычных, казалось бы, человеческих историй происходят совершенно фантастические вещи. Точнее, всё наоборот – фантастика лишь фон для понимания героями важных для них вещей.

Вот и Дан Арбель из «Я всегда остаюсь собой» копается в себе, пытаясь отыскать причину собственного недуга – он единственный во всем мире не может перемещаться из одного тела в другое (а это абсолютно естественная история, если вы не в курсе) – и проблему в отношениях с Тамар, девушкой, которая ему нравилась всегда, но что-то с ней никак не складывалось… Тамар находится в теле пожилой супруги миллионера, это раз, и тело это испускает дух прямо в курьерском офисе Дана, это два.

Пока Арбель изо всех сил пытается осознать произошедшее, читателю предстоит ознакомиться с особенностями новой технологии, задаться массой вопросов об этике обмена тел, а также получить обухом по голове, когда Блум резко развернет сюжет, да так, что вы подпрыгните на месте. Несмотря на то, что это поворот в стиле М. Найта Шьямалана, он абсолютно оправдан и ведет к еще более интересным вопросам. Чем меньше вы знаете об этой книге, тем лучше, просто запомните, что это история про обмен телами. И про любовь. И еще очень и очень ироничная. 

«Море спокойствия», Эмили Сент-Джон Мандел

Восемнадцатилетний Эдвин Сент-Эндрю за свою резкость изгнан из семьи и направляется в Канаду. Спустя пару веков писательница Олив отправляется в последнее книжное турне на Земле. Сама она родилась в колонии на Луне, и там же остались ее муж и дочь. Гаспери-Жак Робертс в еще более далеком будущем становится детективом в агентстве, где курируют перемещения во времени. Каким-то образом все они будут связаны с пожилым скрипачом, играющим на вокзале.

Эмили Сент-Джон Мандел, начиная со «Станции одиннадцать», выстраивает собственную вселенную, подбрасывая читателям с хорошей памятью небольшие пасхалки по мере развития сюжета. Мельком появляются уже знакомые персонажи, но у них в этой временной линии несколько иные судьбы. Даже если вы вообще не в курсе, кто из «Стеклянного отеля» оказался в «Море спокойствия», роман Мандел все равно будет интересно читать. Это невероятно уютная и грустная книга. Фантастика, но ламповая. Детектив, но без убийства. Путешествие во времени, но… есть нюансы. Тот случай, когда после слова «конец» хочется перечитать все заново, чтобы понять, как так случилось, что разгадка лежала у всех на виду, но вы ничего не заметили. 

«Львы Аль-Рассана», Гай Гэвриел Кей

Своеобразная история Пиренейского полуострова в изложении канадца Кея, вышедшая в 1995 году, но опубликованная на русском только в 2022-м. Вкратце – это 600 страниц о том, как ужасна война и что она делает с людьми. В центре сюжета без пяти минут любовный треугольник, в котором участвуют поэт-дипломат, овеянный славой солдат и придворная врачевательница. Гай Гэвриел Кей в 1974 году переехал в Оксфорд, чтобы помочь сыну Дж. Р. Р. Толкина Кристоферу в работе над «Сильмариллионом», так что неудивительно, что его собственные книги порой напоминают толкиновский размах.

Клубок из дворцовых интриг, масштабных битв и личных пристрастий, фэнтези для тех, кто не любит фэнтези, книга о том, что даже самые хорошие люди порой делают абсолютно чудовищные вещи. Знатокам испанской истории книга Кея наверняка доставит дополнительное удовольствие, ну а незнакомых с ней можно отправить, например, к Артуро Пересу-Реверте, у которого получилось про Испанию очень задорно. 

Вера Богданова, писательница, переводчик, литературный обозреватель

Алексей Сальников, «Оккульттрегер»

Наверное, Алексея Сальникова можно назвать главным современным писателем, работающим в жанре магического реализма. «Петровы в гриппе и вокруг него», получившие премию «НОС», тоже были хтонически сказочными, с мрачноватым, но тем не менее новогодним настроением, однако в «Оккультреггере», на мой взгляд, Сальников превзошел себя. В этом романе чуть больше динамики и элементов городского фэнтези, безошибочно узнаваема атмосфера и герои — понятные, ранимые и оттого близкие сердцу читателя. Черти, ангелы и оккульттрегеры живут своей, в общем-то обычной жизнью в небольшом уральском городке, ведут пространные разговоры, спиваются и курят, влюбляются и дружат. Волшебство в этом романе обыденно, язык, которым он написан — уникален, и именно за это мы все когда-то и полюбили Сальникова.

Итаф Рам, «Женщина — не мужчина»

В романе «Женщина — не мужчина» американка палестинского происхождения Итаф Рам рассказала о себе — точнее, о таких женщинах, как она: выросших в традиционных семьях, отучившихся в исламских школах, о тех, кого родители выдают замуж слишком рано, лишают возможности получить высшее образование и строить карьеру. Самостоятельность и ум — помеха на пути традиционного брака и материнства, женщине положено заботиться о детях и молчать. Но Рам сумела изменить свою судьбу, получить образование, развестись, найти настоящую любовь и написать вдохновляющую историю о силе женщин, обретении свободы и мечтах, которые можно воплотить несмотря ни на что. Главное — сильно захотеть и не сдаваться.

Стандартное изображение
Редакция ЛитРес