Что почитать в январе? Топ-10 больших романов, которых хватит на долгие зимние вечера

Идеального списка чтения на новогодние каникулы не существует, но вообразить его можно. Что-то из позабытой классики, горячая новинка, хорошие мемуары, проверенный временем роман о любви, чувственное фэнтези, исторический роман, книга о далекой или не столь далекой стране, позволяющая немного сменить контекст. Так, сама по себе возможность подобного выбора создает уют, столь важный посередине очень долгой зимы, когда за окном темно, метель и гуляют сквозняки. 

Примерно такой список перед вами.

Специально для Литрес: Журнала литературный обозреватель «Правил Жизни» Максим Мамлыга составил список книг, с которыми ваша зима пройдет быстрее.

По промокоду febrislove дарим скидку 20 % на каталог Литрес + 2 книги из подборки в подарок!

Альфред Дёблин «Берлин, Александрплац»

Перевод: Герберт Зуккау, Александр Маркин

Молодой человек из рабочего класса выходит из тюрьмы и честно намерен начать жизнь заново. Но на беду или на счастье он оказывается в гремящем, бурлящем, кричащем Берлине 20-х, в котором многое может произойти. Кипят политические баталии, старая мораль борется с новой, одни состояния появляются из ничего, другие – пускаются по ветру. В этом необычайном мире никогда не знаешь, какой шаг верный, а какой нет – и наш герой никак не может предугадать собственной судьбы. Этот поразительный текст прежде всего тем, что он опубликован там и тогда – в 1929 году. И, несмотря на то, что он кажется фантастическим и очень современным благодаря языковым экспериментам Дёблина, это текст про ту реальность, про тот город, который через несколько лет исчез, растворился – будто его и не было вовсе. Это переиздание исторического перевода 1935 года, в котором восстановлены купюры и исправлены недочеты. А еще там есть приличный комментарий, который добавляет глубины чтению.

Ольга Птицева «Там, где цветет полынь»

Юному человеку вообще живется непросто, но нашей героине не повезло особенно: в результате трагической случайности она теряет близкого человека. Этот момент она не забудет никогда – ее посетил горький запах полыни, который ни с чем не спутать. Позже, бежав из дома, она понимает про себя страшное: когда слышит полынь вновь – она видит смерть. Нельзя назвать это даром, больше смахивает на проклятие, но нет таких способностей, которые кому-то не понадобятся, особенно если этот кто-то представляет самые-самые темные силы. Роман, показывающий современную Москву мистическим пространством, где возможны очень страшные дела, но есть место для чуда – чуда дружбы и чуда любви. 

Фредрик Бакман «Медвежий угол»

Перевод: Ксения Коваленко, Мария Людковская

Нет лучше чтения на новогодних каникулах, чем Бакман. Он возвращает веру в людей, а иногда – в чудо, не дает никакой возможности оторваться от его текста при помощи очень грамотно построенного сюжета. «Медвежий угол» – первая часть дилогии, в которой мы знакомимся с захолустным шведским городком Бьорнстад. Все здесь угорают по хоккею и верят, что победы местной команды не просто вернут присутствие духа, но принесут в город деньги, помогут возродить его. С каждой страницей мы проникаемся все большей нежностью к героям, все больше болеем за них, но потом происходит страшное – и да, жизнь Бьорнстада не будет прежней, и героям (и нам тоже) предстоит сделать очень-очень сложный выбор. 

Михаил Шишкин «Письмовник»

Представьте себе, пожалуй, лучший роман о любви последних двадцати лет, написанный автором, с чьим русским языком почти никто не сможет сравниться, – это «Письмовник». Юноша и девушка начинают вести переписку. В ней они делятся чувствами и впечатлениями, рассказывают друг другу о детстве и о том, что происходит в их жизни сейчас, остро переживают встречи с прекрасным. Они взрослеют и продолжают писать друг другу, а потом так случается, что письма перестают находить адресатов, но наши герои не прекращают писать, надеясь, что связь все-таки возобновится. Замечательная книга для каникул именно потому, что от нее никак не хочется отрываться благодаря высочайшей интенсивности переживания мимолетности счастья. 

Владимир Набоков «Ада, или Отрада»

Перевод: Андрей Бабиков

Этот сложный роман – одна из вершин творчества Набокова, до сих пор исследователи находят в нем новые смыслы и ищут простор для интерпретаций. Это издание – новый перевод, необходимость которого стала очевидна при архивных исследованиях, выполненный текстологом и филологом Андреем Бабиковым, им же написан обстоятельный комментарий. Прочитать эту книгу сейчас – не просто возможность составить знакомство с классикой мировой литературы (или встретиться вновь), но и повод задуматься над необыкновенной судьбой Вана Вина и Ады на загадочной Антитерре. Это тот самый случай, когда любовь проступила, проявилась через обстоятельства – тихая, странная, случайная, запретная, но взаимная и счастливая.

Ричард Руссо «Эмпайр Фоллз»

Перевод: Елена Полецкая 

Этот роман проникнут специфически американским религиозным чувством и начинается как раз со старой доброй мудрости – не надо лишний раз гневить бога, например, меняя по своей прихоти русло реки. Роман начинается во времена расцвета американского городка: наследник промышленного бизнеса решает пойти наперекор семье, традициям, матримониальным советам. Он даже решает построить свой дом в отдалении, да вот только одна беда – именно к этому участку река намывает всякую дрянь. Занавес опускается, поднимается – и городок в упадке, промышленность заглохла, все уезжают, городом владеет эксцентричная старуха, и никакого просвета. Наш герой, Майлз, немолодой мужчина, работающий в кафе, разводящийся с женой, имеющий полусумасшедшего папашу и дочь-подростка, но добряк и все еще на что-то надеется. А мы в какой-то момент понимаем, что он имеет отношение к той стародавней истории – но какое именно и что его ждет?

Похожие материалы:  Как Ричард Руссо стал одним из самых значимых писателей Америки?

Энн Пэтчетт «Бельканто»

Перевод: Марина Карасева 

Американская писательница Пэтчетт обожает работать с замкнутыми пространствами: в «Бельканто», романе о жизни, смерти, искусстве и трагической случайности, это пространство буквально. В одной нестабильной южноамериканской стране очень хотели привлечь японские инвестиции, но это сложное дело, нужно изобрести что-то необычное. Японский бизнесмен, на которого делали ставку, обожает оперу – какое счастье! Так, решают устроить прием в честь дня его рождения с особенной гостьей – мировой оперной звездой. Все идет как по маслу, звезда поет, бизнесмен в земном раю, приглашающая сторона счастлива, но тут, внезапно, их берут в заложники террористы – внезапно и для них тоже. Начинают тянуться несколько дней, когда в этом особняке оказываются рядом совершенно чужие друг другу люди, которым, однако, есть о чем поговорить. 

Юлия Яковлева «Нашествие»

Яковлева, подарившая нам цикл «Ленинградские сказки» и роман «Каннибалы», всегда пишет так, что ты мгновенно садишься на крючок сюжета – не самое очевидное качество для интеллектуальной прозы. Роман начинается в самом начале 19 века, когда Европу сотрясали Наполеоновские войны – еще до кампании 1812 года, но после Аустерлица. Молодой помещик возвращается со службы в свое имение под Смоленском, да только не таким, каким был прежде: органы чувств ведут себя иначе, тело становится совсем другим. Он принимает решение скрыться ото всех, стать затворником, но случай заставляет его выйти в свет и на свет – с весьма непредсказуемыми последствиями. В этом романе есть и традиция классической русской литературы, и размышление о судьбах России, и запутанная история любви, и смелая попытка показать 19 век очень, очень близко.

Андре Асиман «Из Египта»

Перевод: Юлия Полещук 

Асимана знают прежде всего по его романам для молодых взрослых, но эта книга в другом ряду – это воспоминания о своей жизни, быть может лучшая его книга. Представьте себе послевоенный, еще колониальный, Египет и фантастический микс культур, людей, живущих сложно и подробно: они разговаривают на многих языках, знают тысячи историй, многие из которых пережили сами, соблюдают церемониалы, гуляют, обедают, путешествуют, носят костюмы и платья. Это мир детства Асимана, а эти люди – его бабушки и дедушки, мама и папа, друзья семьи и добрые соседи. Этому миру было суждено погибнуть в огне борьбы за независимость, а семье Асимана – бежать и попробовать найти себя на новом месте. 

София Синицкая «Хроника Горбатого»

Кажется, нельзя просто так взять и отойти от петербургского текста, с которым вполне справедливо ассоциируют книги Синицкой, но она смогла – недалеко, написав роман главным героем которого является старый город Выборг. Средневековье, рубеж 19–20 веков, интербеллум, восьмидесятые – кажется, одни и те же персонажи ходят по кругу, просто делая свой выбор со скидкой на дух времени, но это не так – скажем, некоторая наследственность оказывает влияние, но не определяюща – каждый человек уникален. Этот иногда уютный, иногда страшный, иногда очень смешной роман говорит нам о том, что всякая история все-таки будет завершена – даже если сейчас ее конца не видно. 

Стандартное изображение
Максим Мамлыга
Литературный обозреватель