Герой ушедшей эпохи: каким образом фильмы Алексея Балабанова продолжают традиции классической литературы?

Автор статьи: Дмитрий Манасыпов

У российского кино множество памятных дат. Сегодня нас интересуют две, без которых сложно представить отечественный кинематограф: 

25.02.1959 — родился режиссер Алексей Балабанов.

19.05.1997 — первый показ фильма «Брат» на Каннском фестивале.

Главный герой фильмов из лихих девяностых появился ближе к их концу. Он смотрел спокойным взглядом полного отморозка, слушал «Наутилус», был понятен и сразу полюбился большинству жителей страны.

Данила Багров, прошедший первую чеченскую войну, «отсидевшись» при штабе и убивающий без раздумий, полюбился по простой причине: был «своим», олицетворяя ожидания народа, которому требовался герой. Народ не верил в ментов, бывших чекистов, спецназ ГРУ и неуловимых мстителей, тогда не имевшихся даже в наличии. И великие режиссёры СССР такого дать не смогли. 

Им стал Алексей Балабанов, человек своего времени, знавший Афганистан, чувствующий Чечню и видевший современность изнутри, живым взглядом режиссера без регалий прошлого и розовых очков. 25 февраля ему могло исполниться 62 года.

Произведения, которыми вдохновлялся великий режиссёр?

Среди любимых книг Балабанова часто называют Фолкнера, Драйзера, Достоевского, Лескова, Фицджеральда, Стейнбека, Толстого и Набокова. Его сокурсники вспоминали о цитатах из «Заводного апельсина», чтении англоязычных книг в оригинале и об увлечении Кафкой. Именно творчество последнего стало основой для одного из первых фильмов режиссёра. Всего же в списке кинолент, созданных свердловским гением, треть занимают именно экранизации.

«Счастливые дни» (1991) Сэмюэла Беккета для дебюта , «Замок» (1994) по книге Кафки в качестве второй полнометражной работы, несостоявшаяся «Река», основанная на мотивах Вацлава Серошевского, и булгаковские «Записки юного врача», легшие в основу «Морфия» (2008). Последний, созданный Сергеем Бодровым-младшим, должен был стать основой для, пожалуй, лучшей роли легендарного актёра. Но трагедия в Кармадонском ущелье вынудило Балабанова вернуться к идее Сергея намного позже задуманного, взяв на его роль Леонида Бечевина. 

Кино и война

Время молодости Балабанова и зрелость, пришедшиеся на Афган и развал СССР, с последующей бойней на Кавказе, не могли не отразиться на его творчестве. И он, один из самых прямых кинематографистов новой России, вплёл войну почти во все свои фильмы. 

В неимоверно тяжелом «Грузе 200» ИЛ-76 приносит на родину цинковые гробы из Афгана и улетает, увозя в стальной утробе новое пушечное мясо. Данила Багров, прошедший мясорубку первой Чечни, упирая ствол самопального револьвера в двух кавказцев, не желающих платить за проезд, вслух произносит яркую и провокационную фразу, которой впоследствии будет суждено стать крылатой.

Иван, вернувшийся домой из плена, возвращается на Кавказ и делает это не из-за денег. Он возвращается мстить и не только за себя.
Майор-сапер, работающий кочегаром в последнем фильме Балабанова, видит войну, пришедшую к нему спустя много лет после Афганистана и, понимая бесполезность подобных конфликтов, заканчивает ее убийством лыжной палкой.

Война не являлась катализатором фильмов Балабанова. Она просто стояла за спиной того времени, о котором он любил снимать и потому его фильмы поразительно честны в ряде моментов. 

Литературные прототипы героев

Несмотря на любовь Балабанова к классике русской литературы, в его героях сложно отыскать привычные черты из школьной программы. У них нет времени и желания на рефлексию и мысли о высоком, и это логично. Большая часть фильмов повествует о времени, называемом то «лихими», то «святыми» девяностыми или близким к ним. Тому времени были чужды идеалы благородных героев, а также негодяев, русской классики. В отличие от главного героя Балабанова.

Данила Багров с его обрезанным двенадцатым калибром и шляпками от гвоздей в патронах был именно «своим». Урбанизированный образ анархиста-махновца, близкий большинству русских ещё со времен Гражданской войны, как бы не старалась пропаганда, старательно очернявшая батьку Махно и его ребятишек, так любивших именно обрезы.

Если уж проводить какие-то параллели с литературными героями, наибольшую схожесть Данила имеет с Григорием Мелеховым из «Тихого Дона» Шолохова. Оба этих персонажа любят не закон, а справедливость. Умеют убивать, но само умение получили отчасти помимо желания. И тот, и другой совершенно просты и являются выходцами из народа, понимая его и полностью принимаемые им. 

За что так любят фильмы Балабанова?

Почему «Брат» популярен спустя почти четверть века? Почему фильмы Балабанова смотрятся хорошо и сейчас, пусть большая часть снята в нулевых? Ответ прост: они честные, открытые и в них показана наша страна. В этом и заключается главное чудо настоящего кино. 

Балабанов и Бодров, сняв за несколько дней и мизерное количество денег фильм о голодных и злых пост-перестроечных годах новой России, сотворили небольшое чудо. Непревзойденное и нужное даже сейчас. И вопрос только один: появись сейчас подобное кино и герой, кто бы стал его целью и было бы это хорошо?