Анна Орехова: «У нас есть миссия. Нам нужно вывести самиздат на определённый уровень»

Анна Орехова – автор детективов, исполнившая мечту каждого писателя – зарабатывать на книгах. Анна начинала публиковаться на Литрес: Самиздат, а теперь сотрудничает с ведущими издательствами страны и становится лауреатом литературных премий. 

Вместе с Анной разбираемся в хайпе вокруг Ричарда Османа, обличаем снобизм, обсуждаем нейросети, вникаем в Cozy mystery, ищем убийцу в горах и учимся писать качественный самиздат. А вы можете попробовать опубликовать свою книгу уже сейчас

По промокоду march20 дарим скидку 20 % на каталог Литрес! (включая новинки)

Денис Лукьянов: Давайте начнем с простенького: как проходит типичный день автора детективов? Ленты криминальных новостей утром за чашкой кофе мониторите? 

Анна Орехова: Обычно я всегда стараюсь с утра заниматься текстом. Это первое, что я делаю, после того как просыпаюсь и завтракаю. Для меня это самые лучшие часы работы: никто не отвлекает и никакие другие задачи не прилетают. А так у меня пока еще есть основная работа, и на нее я тоже трачу время. В идеале я 3–4 часа в день занимаюсь текстом. Потом переключаюсь на какие-то срочные задачи: кому-то ответить, что-то написать. И если вдруг у меня в этот день еще остается возможность писать дальше, я пишу. Если нет, сажусь уже на следующий день. И как минимум один день в неделю выделяю на то, чтобы заниматься продвижением.

Денис Лукьянов: Пока вы рассказывали, вспомнил, что Харуки Мураками, перед тем как начать утром писать, проплывает по пять километров. А иногда бегает. Вы как-нибудь настраиваетесь на работу с текстом? 

Анна Орехова: Лучшая настройка – это кофе с чем-нибудь сладеньким. Вот и всё. Сначала я завтракаю, выпиваю чашку кофе, потом наливаю еще одну. Беру что-нибудь не сильно сладкое: горький шоколад, который меня бодрит, или трюфели. И вот так, попивая кофе, я настраиваюсь на работу. Потом уже пишу. Еще обычно редактирую то, что писала вчера, – это тоже своего рода «настройка».

Денис Лукьянов: Вы в ответе на первый вопрос вспомнили про продвижение. Почему современным авторам – особенно начинающим – так важно уделять этому время? 

Анна Орехова: Я маркетолог, и сейчас как раз веду курс по этому направлению для писателей. Скажу так: продвижение для авторов – это необходимость. Это важно так же, как и писать. Почему? Да потому что фраза «шедевр сам себя продвигает» – миф, который очень раздувается. Знаете, как все эти истории успеха: «вчера я написал роман, а сегодня уже миллионер!». Это так не работает. Для того, чтобы стать миллионером, нужно, чтобы тебя заметили. Речь даже не столько о деньгах, сколько о наращивании аудитории. И, увы, тебя никак не заметят в огромном море авторов, если ты не будешь себя продвигать. Понятно, что текст должен быть хорошим: плохой продукт хоть продвигай, хоть не продвигай, ничего не выйдет. Читатель купит его один раз и не вернется за продолжением. Текст – первоочередная задача. Но без продвижения, к сожалению, автор будет сидеть в своем небольшом болоте с читателями, среди которых чаще всего друзья и знакомые. И я знаю, что для многих авторов, как и для меня, наличие читателей – само по себе мотиватор. Чем их больше, тем круче работает эта мотивация. И ты пишешь дальше! В таком случае, если ты себя не продвигаешь, то хуже пишешь. Нет читателей – нет мотивации. 

Денис Лукьянов: В одном интервью вы сказали, что детективный жанр всегда в тренде. Почему? 

Анна Орехова: Потому что это безопасная управляемая реальность. То есть, читая детектив, я знаю, что в большинстве случаев зло в конце будет наказано. В обычной жизни такое происходит не всегда, поэтому человек ищет это в книгах, фильмах и любой вымышленной реальности. Она контролируема и безопасна. Ты, как читатель, понимаешь: не будет такого, что в конце мир вдруг схлопнется и всё закончится. И конечно, интерес к жанру подогревают загадки и связанное с ними расследование…. Вот, например, почему так популярен ромфант, да и вообще разные любовные романы? Опять же – из-за контролируемого хеппи-энда. Ты знаешь, что в конце тебя не бросят на дно ямы и не оставят расстроенным. То же самое и с детективами, если это не какой-нибудь жесткий нуар. Я работаю в том поджанре детектива, где интеллект побеждает зло. У меня преступник всегда наказан: он не обязательно попадает в тюрьму, но обязательно получает по заслугам. Ну и никуда не деться без загадок!

Денис Лукьянов: Без загадок никуда – это правда. Я бы отнес к таким контролируемым жанрам еще хоррор: ты пугаешься, но знаешь, что тебя никакой монстр не съест и на дно моря не утащит. Кстати, про нуарные детективы – посоветуете какие-нибудь? 

Анна Орехова: Я не большой почитатель этого жанра, так что про книги сказать сложно. Недавно пыталась читать «Поезд убийц», это сейчас мировой бестселлер. Не пошло. Я посмотрела фильм и была в ужасе от объема крови. Там всех постоянно в поезде убивают – мне это воспринимать тяжело. Понимаю, что многие такое любят – почему бы и нет? Я, повторюсь, не любитель жанра. 

Денис Лукьянов: Раз уж заговорили про экранизации, давайте вспомним кино по книгам Дэна Брауна, романы которого вы любите. Как вам фильмы? Я, честно, только «Код да Винчи» смотрел. А на «Инферно» друзья жаловались: кино совсем, мягко говоря, не очень.  

Анна Орехова: Все фильмы смотрела! Мне понравились «Код да Винчи», «Ангелы и демоны». А насчет «Инферно» я согласна с вашими друзьями.

Почему не понравилось? Потому что для тех, кто читал книгу, концовка фильма – жуткое разочарование. Сценаристы изменили финал! В книге он жесткий, зато реалистичный. Мы же пишем книгу не просто, чтобы рассказать историю. Мы вкладываем какую-то идею, выстраиваем систему персонажей, развиваем центральную тему. И вот Дэн Браун в «Инферно» и тему очень классно развил, и идею замечательно отразил. И все это срезонировало в финале! А когда сценаристы взяли и изменили концовку фильма ради слащавости и хеппи-энда, идея не выстрелила.  

Денис Лукьянов: Короче говоря, в чеховском ружье промок порох! Вернемся к тенденциям. Вы однажды в интервью заметили, что один из методов, которые выбирают молодые авторы, – писать то, что в тренде. Татьяна Соловьева, главред издательства Альпина. Проза, сказала вот такую фразу: «Если вы увидели тренд и попали в него, значит тренд либо скоро кончится, либо уже закончился». Согласны?

Анна Орехова: Согласна на 100%! Когда ты чувствуешь тренд, это значит, что идет своего рода волна и ты как бы стоишь на ее гребне. То есть волна максимально высокая. И что она делает после этого? Спадает! И хорошо, если успел на ней удержаться. Однако есть непроходящие тренды, которые длятся несколько лет. Когда я только начинала писать, в тренде были истории про драконов в ромфанте. Они, по-моему, и сейчас популярны. Уже лет 5–6 точно держатся. Весьма большой промежуток времени, чтобы поймать волну! Важно помнить, что волны повторяются. Сейчас вампиры снова набирают обороты…

Денис Лукьянов: Да, это правда, кровососы потихоньку захватывают рынок: от техно-вампиров Тани Свон до вампирского Людовика XIV Виктора Диксена

Анна Орехова: Да-да. Вот и «Сумерки»гремели давно, а сейчас – опа!  – опять тренд идет и идет. Такие вещи, при желании, можно отслеживать. Я предпочитаю не работать в русле тенденций, а развивать собственный бренд. Это немного другой путь. 

Денис Лукьянов: Две ваши последние изданные книги «Барселона. Под звуки смерти» и «Стамбул. Подслушанное убийство» – реалистические детективы. У этого поджанра есть будущее? Я стал замечать, что авторы все больше склоняются в сторону конвергенции жанров. Добавляют элементы мистики, допустим. Фэнтези-детективы тоже весьма популярны. 

Анна Орехова: Уверена, что у этого поджанра есть будущее. Хотя золотое правило, знаете, какое? Писать для себя, а редактировать для читателей. Я пишу то, что мне хочется. Начинала в жанре фантастического детектива: меня эта идея захватила, и я начала ее развивать. А когда доделывала свой третий фантастический детектив, мне пришла новая идея –- написать туристический детектив. Именно про путешествие. Потом уже родилась история с девушкой, которая утратила слух. Концепт вышел таким классным, что я в него влюбилась: веду главную героиню уже через третий роман, как раз над ним работаю. Уверена, что такой реалистический подход будет давать результат.

Давайте попробуем зайти на Amazon – западный рынок, будем честны, всегда развивается быстрее. А мы чуть-чуть догоняем. Так вот, зайдем на Amazon и увидим в топах поджанр cozy mystery. Это так называемый «уютный детектив». И я по себе чувствую, что с того момента, как началась пандемия и все последующее, хочется уюта, спокойствия, но при этом – если мы говорим про книги – классной детективной истории! Я намеренно так писать не пыталась. Но когда зашла на Amazon, увидела, что мои детективы  попадают в cozy mystery. Это прямо такой топовый поджанр! Я не стремилась к тренду, но сейчас в него попадаю. Осталось только, скажем так, дать мне хорошего пинка, чтобы взлететь на вершину. Делаю все возможное. 

Денис Лукьянов: Теперь не могу удержаться от вопроса про Ричарда Османа! Читали его «Клуб убийств по четвергам»?

Анна Орехова: Да, это же классика cozy mystery! Для меня этот текст чересчур спокойный, я люблю пободрее. Местами, я бы даже сказала, у автора вышло немного нудновато – такая классика английского детектива. Но нельзя мерить жанр только своим вкусом. Я безмерно уважаю Османа за то, что он выбрал такую необычную и классную нишу с героями-пенсионерами, которые расследуют дела. Это просто невероятно! Сразу понятно, почему он взлетел: получилось нечто новое и интересное. 

Денис Лукьянов: Да, у него вышли такие четыре мисс Марпл внутри одной книги. Роман правда милый, симпатичный, но не сказал бы, что это детективный шедевр. Тоже не не хочу мерить все своим вкусом. Но Осман вызвал просто огромную волну хайпа, его даже экранизируют. Оправдана ли такая шумиха вокруг романа?  

Анна Орехова: В «Клуб убийств по четвергам» вложили очень много денег, так что весь хайп произошел не просто так. Я больше 12 лет проработала в маркетинге и понимаю, что проект просто так, на чистом энтузиазме, высоко не взлетает. Это невозможно! Проект нужно раскачать. Процесс сложный: придется приложить определенные усилия, попасть в резонанс и тогда маятник начнет качаться, потом уже пойдут и продажи. То есть в Османа однозначно вложили деньги, время и силы: ему сделали классную бэкграунд-легенду, что он журналист, у него огромный опыт. И ты уже начинаешь уже верить этому автору! Оправдано или нет? Мне кажется, продажи доказывают, что оправдано. У него уже вроде как вышло три книги, а четвертая на языке оригинала висит в предзаказе. И рейтинги у нее уже высокие – она даже не успела выйти! Значит, уже покупают и заказывают. Все потому, что людям понравились первые книги. Вот помните, был детектив «Девушка в поезде»?

Денис Лукьянов: Да, слышал, но не читал. 

Анна Орехова: Он давно вышел. История похожа на Османа: книга была издана, сразу экранизация, бум продаж, все вокруг о романе говорят… Но сейчас про него никто особо не слышит. Что же произошло? Вложили деньги, маятник качнули, но продукт не зашел, и поэтому дальше продажи не пошли. В случае Османа процесс продолжается. Значит, аудитория есть и ей нравится читать. Восхищаюсь этим проектом! 

Денис Лукьянов: Очень часто к детективным историям применяют слово «герметичный», то есть такой, который происходит в некоем изолированном пространстве. Как вам кажется, почему герметичность в детективах – это важно? И каким образом такой прием влияет на читателя?

Анна Орехова: Последний детектив, который я писала («Стамбул. Подслушанное убийство»), как раз и получился герметичным. Решила попробовать этот прием.  Хотя мой второй роман, фантастический детектив «Эффект Врат», тоже, скажем так, герметичный, но я там немного изменила структуру.

Почему герметичность интересна читателю? Потому что есть замкнутый круг подозреваемых и, опять же, ты контролируешь, что никто не придет извне, а в конце не появится рояль в кустах и убийцей не окажется человек, которого никто никогда не видел и не знал. Если есть, допустим, двенадцать героев, то из них кто-то точно убийца. Это я про Агату Кристи, «Убийство в восточном экспрессе». Вот вам классика герметичного детектива. Автору с этим приемом работать очень сложно! Надо попытаться отвести подозрение от убийцы, сделать так, чтобы читатель думал на всех по очереди.

Причем я в «Стамбуле» даже делала так, чтобы читатели и на реального убийцу думали в какой-то момент, но потом отказались бы от этой идеи. И вот так бесконечно водишь, водишь, водишь читателя по кругу. Повторюсь, это сложно. Мне не нравится, когда авторы начинают подключать бэкграунд всех персонажей. Получается, что каждый герой ведет себя странно именно из-за этого бэкграунда. У каждого из, допустим, тех же двенадцати человек в этом замкнутом пространстве получается какая-то невероятно удивительная жизнь. Но это невозможно! Уже теряется реалистичность. Баланс соблюсти очень сложно. И все равно герметичный детектив – невероятно интересный поджанр. Я редко нахожу действительно классные герметичные детективы, которые читаешь и думаешь: «Опа, удивил автор!» Но от Агаты Кристи после первого прочтения я, конечно, была в восторге. 

Денис Лукьянов: Кроме Кристи, какие герметичные детективы вас еще впечатлили?

Анна Орехова: Именно герметичные?

Денис Лукьянов: Да, или плюс-минус герметичные. Я вот хочу отдельно отметить «Холодные глаза» Ислама Ханипаева, осенью текст вышел. Там молодой журналист приезжает в горный аул, где происходит зверское убийство. А потом начинается снежная буря, и героя отрезает от внешнего мира. Он оказывается в одном пространстве со всеми подозреваемыми. И сразу саспенс взлетает вверх! Там, правда, Ислам Ханипаев потом еще сделает пару финтов ушами, но это уже спойлеры.  

Анна Орехова: Вы сказали про снег, и сразу пришел на ум популярный сейчас роман «Каждый в нашей семье кого-нибудь, да убил». Там действие тоже происходит в горах, по-моему, в Альпах. Все невероятно замкнуто.

Есть еще «Отель “У погибшего альпиниста”» Стругацких, это фантастический детектив. Люблю его, но, честно говоря, концовка немного разочаровала.

Из последнего прочитанного посоветую роман «Совы охотятся ночью», хотя там есть нюансы. Его можно назвать герметичным, потому что убийство происходит в отеле, круг подозреваемых ограничен. Ты понимаешь, что виновник – кто-то из окружения. Меня восхитило, как в романе выстроен сюжет. «Совы охотятся ночью» – снова пример того, как автор немного разрушил концепцию детектива, ввел что-то свое. Он рассказывает сразу две истории – прошлое и настоящее. Они переплетаются, получается интересно.

Денис Лукьянов: Роман «Стамбул. Подслушанное убийство» стал лауреатом премии «Русский детектив» 2022 года. И это не единственный литературный конкурс, в котором вы участвовали. Совет для начинающих авторов: важно ли выдвигаться на соискание разного рода премий? Что это может дать? 

Анна Орехова: Важно! Но особенности организации таких мероприятий разные. Здесь главное – не попасть в ловушку конкурсов, проводимых лишь для того, чтобы потешить свое эго. Знаете, например, собирается группа писателей, человек пятьдесят, их кто-то организовывает и говорит: «А давайте устроим конкурс детективов! Читаем друг друга по кругу, все анонимно (якобы). Потом снова же друг друга оцениваем, и кто-то побеждает». Я очень люблю повторять фразу, что такой конкурс превращается в соревнование «у кого больше друзей». В «Стамбуле» эту фразу тоже применяла. Да и сама неприятно однажды обожглась на таком формате. Потому что начинается: участники ищут друг друга в социальных сетях, начинают друг к другу стучаться и говорить: «Я участвую в этом конкурсе, проголосуй за меня, а я проголосую за тебя!». И вот зачем это? Это вам ничего не даст, кроме мыслей: «Я молодец, я победил». Победили, эго потешили, а дальше? Неприятная история.

Похожие материалы:  Всеволод Кузнецов: о «Ведьмаке», «Матрице», русском мате, литературе и закулисье мира озвучки

Однако есть конкурсы, которые проводятся независимо. Например, «Со слов очевидцев» от Литрес: Самиздат (конкурс детективов). Тут работы оцениваются непредвзятым жюри. Авторы, которые участвуют, могут рассчитывать на честную игру, где важен лишь текст. Чем хороши такие конкурсы? Тем, что ты отправил заявку и забыл. У меня так было с национальной премией «Русские рифмы, русское слово» в 2019 году. Вообще не помнила даже, что подала туда заявку. А потом мне звонят из молодежной ассоциации по нашему Краснодарскому краю и говорят: «Вы прошли в финал». Я пытаюсь вспомнить, что же это за премия такая… И когда вспоминаю, случается состояние «вау-эффекта». Очень приятное ощущение.

Участие в соискании любой такой премии – это пиар. Прямых продаж он не дает, это так не работает, но твое имя узнают. Его постепенно начинают слышать. И когда я, допустим, прихожу в писательскую академию Антона Чижа, он говорит: «Это же Анна Орехова! А я как жюри ваш текст в премии “Русский детектив” читал». Такая  известность прокладывает пути в разные места. А если ты в конкурсе еще и побеждаешь, то рождается инфоповод, который можно использовать для того, чтобы о тебе где-то написали. Ты идешь в какое-нибудь издание и говоришь: «Я победил, напишите обо мне». Удивитесь, но это работает. 

Денис Лукьянов: Детективы часто называют «легким чтением» в негативном ключе. Как, например, фэнтези, женские романы, фантастику… Почему люди так говорят? И как читателям и авторам с таким мнением бороться? 

Анна Орехова: Это снобизм чистой воды. И так говорят люди, которые хотят показать, что они интеллектуалы, которые читают и обсуждают только сложную литературу. Я даже знаю людей, которые мучают себя, страдают, читают классику. Как-то разговаривала с одной девушкой, которая мне говорит: «Ну я по 10 страниц читаю в день, очень тяжело. Но если я не прочитаю, допустим, “Анну Каренину”, как я буду с людьми общаться?» Для меня книга – это несколько другое. Я читаю не потому, что хочу выглядеть интеллектуалом и говорить: «У меня в шкафу триста книг, и я их все прочитала!» Нет, я читаю для того, чтобы погрузиться в другой мир, уйти от проблем, испытать эмоции и получить удовольствие. «Легкий жанр» на это и работает. Есть запрос от целевой аудитории, есть ответ от жанра.

Конечно, встречаются снобы, которые говорят, что они якобы не читают «легкий жанр». Да читают, конечно. Где-то под подушкой, но никому об этом не говорят. Это все личные проблемы человека. Конечно, детектив – легкий жанр в том плане, что он написан просто, сюжет увлекательный, нет никакого морализаторства. Но если автор достойно поработал, то в книге будет здравое зерно. Заложенная мысль будет донесена до читателя в художественной форме. Это, на мой взгляд, и есть мастерство. Не просто выйти с трибуны, прочитать монолог о том, что хорошо и что плохо, а рассказать историю, из которой читатель сам сделает вывод. И «легкий жанр» может дать такой эффект при профессиональной подаче. 

Денис Лукьянов: Чем русский детектив глобально отличается от зарубежного?

Анна Орехова: В первую очередь – безысходностью. Это вообще свойственно русской литературе. Читаешь – и все плохо, очень, очень плохо! Поэтому я долгое время не читала детективы про 90-е, в целом их не особо люблю. Там все эти мафиозные разборки, перестрелки, когда нет закона, а есть понятия. Тяжело. Мне все-таки хочется, чтобы хотя бы в литературе мир был более-менее идеальным. И я вижу, что меняется подход. Может быть, начитанность у наших авторов растет.

Сейчас читаю работы участников конкурса «Со слов очевидцев» от Литрес: Самиздат, выбираю тексты в шорт-лист. Уходит депресняк. Может быть, конечно, я вижу то, что хочу видеть. И все равно мне кажется, что книга должна нести нечто светлое. Она должна вдохновлять, настраивать на позитив. Если хочешь узнать что-то плохое, просто включи новости – неприятного в мире и так достаточно. А если хочешь пережить какой-то классный опыт, открой интересный детектив, где происходит и светлое, и плохое, но последнее получает по заслугам. Этой мой читательский взгляд. Конечно, многие хотят от книг других вещей – это их выбор. 

Денис Лукьянов: Вы много путешествуете! Перевернем вашу любовь наизнанку. Если бы вам предложили отправиться в путешествие внутрь каких-нибудь книг, куда бы хотели на время отпуска заглянуть? 

Анна Орехова: Я очень хочу в светлое будущее. В современной фантастике тоже есть тренд показывать апокалипсис, ходячих мертвецов, грибы, которые пожирают людей… Опять всё плохо, опять безнадёга. А хочется наоборот. У Сергея Лукьяненко раньше были такие работы про космос, после которых тебе действительно хочется побывать в этом выдуманном мире. Перемещаться между звезд, видеть прогресс – вот туда меня тянет.

Кстати, есть книга от Литрес: Самиздат, называется «Добрые люди». Не так давно ее читала. Это мир, в котором хочется жить. Там свои проблемы, там всё тоже может быть плохо, но в то же время там позитивно. Еще один яркий пример – сериал «Загрузка». По сюжету вроде тоже все не так радужно: людям отрезают головы и помещают в виртуальную реальность. Но ты все равно видишь мир, который изменился к лучшему. Хуже не стало, мир не разрушен до основания. Вот в такую реальность я хочу!

Денис Лукьянов: Да, всегда ждешь луч света в темноте… В романе «Стамбул. Подслушанное убийство» вы сталкиваете героев разных культур и национальностей в одной обстановке. А меняется ли восприятие одного и того же романа для людей разных культур? И в чем это выражается? 

Анна Орехова: Думаю, меняется. Когда заказывала перевод своих книг на английский, тоже об этом думала. Допустим, американцы оценивать русские зарплаты могут немного странно. У меня в книге героиня Ника говорит, как ей было хорошо, когда она получала, грубо говоря, тысячу евро и неплохо жила на эти деньги в Краснодаре. Я думаю, что американцам смешно читать о €1000. У них другой уровень жизни, другие расходы и, соответственно, другие зарплаты. Я думаю, что в этом плане текст точно воспринимается по-другому. И вообще отношение к деньгам, отношение к культуре совершенно другое. Плюс никто не отменял политику. В какую эпоху ни глянь, на одну и ту же ситуацию, мы, люди разных культур, смотрим совершенно по-разному. А правды в результате не знает никто. И мне очень интересно, что нового в моих романах увидят читатели из других стран. 

Денис Лукьянов: А есть уже первые реакции на ваши романы, выложенные на Amazon? Что говорят зарубежные читатели? 

Анна Орехова: Я выложила там книги совсем недавно, всего месяц назад. Но вижу, что идет прогресс. Никакого взрыва, конечно, нет. Как и с первыми российскими изданиями: когда я опубликовала книгу на Литрес, сперва пришли только те читатели, которых я взяла за руку и привела. Потом я уже так не делала, и какое-то время было тихо. А на «Амазоне» рынок настолько большой, что тебя все равно замечают. За рубежом, кстати, есть сервис, похожий на MyBook, где автору платят за каждую прочитанную страницу. И вот я захожу в статистику утром, смотрю: «Вчера 200 страниц прочитали… Боже, как круто!» Понятно, что никаких миллионных заработков нет. Только осваиваю рынок, вкладываюсь. Вижу какую-никакую отдачу и понимаю, что шансы есть.

Денис Лукьянов: Вы рассказывали в паре интервью, что у вас есть задумка приключенческого романа, но вы ее никак не реализуете. А какие произведения в жанре приключений вас впечатлили больше всего? У меня, например, ответ на этот вопрос однозначный – Жюль Верн! От «Таинственного острова» я просто фанател в свое время.  

Анна Орехова: Да, Верн правда первый, кто приходит на ум. Если мне попадается крутая книга про путешествия, а это бывает довольно редко, я, конечно, могу в ней утонуть. Недавно мне так захотелось приключений, что я пыталась найти что-то в аудиоформате. И, как ни странно, начала слушать детскую книгу «Компьютер звездной империи» Дмитрия Емца.

Описание заинтересовало, решила: попробую ради интереса. Не то, чтобы меня затянуло как читателя… но мне понравилось, как автор работает с детской аудиторией. У меня никогда не было мыслей писать для детей, и я не думаю, что возьмусь работать в этой сфере. А Дмитрий Емец относится к детям как к равным. В тексте нет пренебрежения, нет таких ситуаций, где поступки можно оправдать возрастом героев. Все приключения оправданы. 

Денис Лукьянов: Да, на Емце я отчасти вырос, и очень приятно было увидеть его лично в этом году на фестивале независимых авторов Литрес на ММКЯ. Мне будто снова десять лет стало! Давайте немножко пофантазируем. Как будет работать автор будущего? Может быть, всех наконец-то заменят нейросети, а писатели будут только получать деньги?

Анна Орехова: Эх, мечты!. Удивительно, но только сегодня общались с мужем на эту тему. И я жаловалась ему на редактуру: «Да, что ж такое, почему в самиздате бывает такое, что роман не отредактирован!» Меня это очень сильно расстраивает. Я считаю, что у нас, авторов самиздата, есть миссия. Нам нужно вывести его на определенный уровень. И когда кто-то из нас халтурит, страдают все. А потом получается так, что читатель говорит: «Фу, это самиздат, я это читать не буду, потому что там все некачественно». Поэтому, коллеги, давайте поднажмем и будем делать качественно! Это очень важно. Муж мне отвечает: «Подожди еще немного. Скоро нейросеть ChatGPT заменит всех редакторов, и будет тебе крутая редактура». А почему бы нет? Я вот уже использую ChatGPT в работе. Когда мне нужно что-то найти, я спрашиваю у нейросети. Ей нельзя доверять на 100%, это понятно, но писатель ведь постоянно перерывает архивы, ищет информацию для матчасти. И хорошо, если есть эксперт-ассистент в той или иной сфере, который всегда поможет. Так что моя мечта – какая-нибудь нейросеть, которая, допустим, будет знать специфику законодательства. А то я сейчас пишу судебную драму и постоянно сталкиваюсь с какими-то сложными моментами: как выглядит обвинительное заключение, через сколько дней можно идти в суд, как должен отреагировать прокурор… Такие детали нельзя упускать. Был бы у меня ассистент, отвечающий моментально, жизнь стала бы проще. Вот это будущее для писателя.

Денис Лукьянов: Да уж, главное, чтобы такая нейросеть потом не восстала и не начала шить на автора дело! Вы в одном интервью заметили, что генерировать идеи можно только без стресса. А как избавиться от стресса? Что вы обычно делаете? Несколько лайфхаков. 

Анна Орехова: Я рекомендую составить список дел, которые вам приносят умиротворение. Для меня идеальный вариант – это путешествие, но я не могу каждую неделю путешествовать. Это не только финансовый вопрос! Кто же тогда работать будет, если я все время в разъездах? Поэтому есть вещи, которые могут подзарядить здесь и сейчас. Я очень люблю гулять. Просто выхожу из дома, иду в сквер. Если это парк, где есть животные, – идеально! Я могу сидеть, наблюдать за белочками, и меня это будет вдохновлять. Сейчас я живу в Белграде, здесь есть зоопарк, и он очень классный. Естественно, условия для животных поддерживаются хорошие. Вот я пойду в зоопарк, посмотрю на львов, пообщаюсь с ними, помашу через решетку… Меня это вдохновляет, расслабляет, дарит позитив. Я переключаюсь, и потом могут родиться идеи. Я очень хорошо помню, как придумала идею своего первого романа. Был мой день рождения, муж сделал подарок – поездку в Таиланд. Мы прибыли на самый первый тайский курорт, который сейчас считается «архаичным», туда почти никто не ездит, там очень мало людей. Мы хорошо отдохнули: провели одну ночь там, потом возвращались назад на материк. И вот в момент, когда я плыла на лодке, – брызги воды, ветер в лицо – случилось озарение! Я отдыхала, а мозг, видимо, искал решение. Он подарил мне идею про искусственный разум, который уничтожил планету своей заботой… И эту придумку я пронесла через всю серию межпланетных детективов. Чтобы переключаться, не обязательно куда-то ехать. Можно поплавать, сходить на йогу, потанцевать. Я, кстати, сейчас начала танцевать – это хорошо заряжает. Но я не говорю только про спорт: можно книгу почитать, фильм посмотреть. Просто найдите то, что дарит вам энергию. Этим и занимайтесь.

Денис Лукьянов: Еще одна ваша цитата: «Писатель должен уметь заканчивать романы». Что делать, если все-таки никак не получается у него закончить? Вот со скрипом текст идет, вечно отвлекаешься на что-то.

Анна Орехова: Все равно заканчивать! Ну а как иначе? Для чего тогда ты пишешь? То есть, одно дело, если писательство – это психотерапия, ты получаешь от процесса только удовольствие и не хочешь идти дальше. Но тогда ты уже не совсем писатель. То есть человек, у которого есть готовый продукт, и он отдает его аудитории. А готовый продукт всегда закончен. Поэтому, прежде чем садиться писать роман, нужно понимать, чем он закончится, и тогда все будет просто. Ты понимаешь, к чему идешь. Конечно, в какие-то моменты начинает шатать: устаешь, разочаровываешься, спрашиваешь себя, зачем все это? Как Толстой «Анну Каренину» писал? Сегодня он говорит, что его посетила гениальная идея и он закончит шедевр через четыре месяца, а в результате пишет около четырех лет. И так у всех. Сегодня ты любишь свой текст, завтра его ненавидишь, послезавтра понимаешь, что не хочешь больше писать, а еще через неделю осознаешь, что это дело всей твоей жизни. Так что надо находить в себе силы, мотивировать себя, правильно управлять временем. И если ты знаешь, чем закончится твой роман, к финалу прийти гораздо легче. К тому же я настаиваю, что надо ставить финальную точку не только в сюжете, но и в редактуре. Потому что есть авторы, которые боятся публикации. И они без конца редактируют свой роман только для того, чтобы он не вышел в свет. Откладывают в долгий ящик. В этом случае я задаю простой вопрос, который обычно помогает: «А что самое худшее может случиться, если ты опубликуешь свой роман?» Тут автор обычно не может ответить. Ну, в самом худшем случае тебя никто не прочитает. И как изменится твоя жизнь? Тебя и так никто не читает, когда текст лежит в столе. Дай себе шанс. Подари себе возможность выйти в мир, и тогда все получится.

Денис Лукьянов: Про редактуру чудесно подметили. Бесконечно редактировать текст – это как вечно стричь газон. Рано или поздно останется только голая земля. Ну и напоследок, давайте представим, что вам кровь из носу надо вписать в сюжет нового романа самого дурацкого убийцу, которого только можно представить. Допустим, дворецкого! Какого бы героя вы выбрали и почему? Я бы взял садовника! Садовники – это круто. 

Анна Орехова: Я бы выбрала самоубийство. По-моему, тупее ничего не придумать. Расследуешь убийство, а в конце оказывается, что это самоубийство. Просто ужас! Есть, правда, весьма интересный пример такого сюжета – фильм, не помню название, но там это обыграно просто шикарно. Может и хорошо, что я не помню название, обойдемся без спойлеров. Но историю завернули так, что ты получаешь удовольствие от того, что это все же самоубийство. Это единичный случай. Чаще всего расследуешь-расследуешь, а в конце оказывается, что жертва сама себя убила. Разочарование! 

Стандартное изображение
Денис Лукьянов