От Афганистана до Алеппо: история врача, спасающего жизни на линии фронта

Британский хирург Дэвид Нотт работает в самых горячих точках планеты уже более 20 лет. Под гул военных самолетов и грохот снарядов он выполняет сложные операции и принимает роды. В попытке понять, что заставляет человека рисковать собой и приезжать в места боевых действий, Нотт написал книгу – «Военный врач. Хирургия на линии фронта» – честный, откровенный и шокирующий текст.

Непреодолимое желание помогать людям

Большую часть года Дэвид Нотт является обычным врачом. Он работает в трех больницах Лондона: консультирует коллег в отделении травматологии и сосудистой хирургии, помогает удалять крупные опухоли, проводит малоинвазивные операции. Однако с начала 1990-х годов Нотт регулярно берет неоплачиваемый отпуск от нескольких недель до нескольких месяцев и отправляется в места, где отсутствует диагностическое оборудование и не соблюдаются санитарные нормы. Сотрудники гуманитарных организаций могут обратиться к доктору в любой момент и знают, что он никогда не пренебрежет разговором, если речь идет о спасении жизней.

«Когда я получаю такой звонок, мое сердце бешено колотится и возникает непреодолимое желание устранить любое препятствие, способное помешать туда поехать. Я всегда отвечаю: “Дайте мне два часа, и я вам перезвоню”. Мне могут позвонить прямо во время операции либо когда принимаю пациента. Где бы я ни находился и чем бы ни был занят, желание поехать неизбежно сильное и почти непреодолимое», – рассказывает Дэвид Нотт.

Военный хирург лечил людей в Сирии, Афганистане, Судане, Ираке, Пакистане, Ливии и других странах. Несколько раз он мог попасть в плен к боевикам, но на помощь приходили местные жители. Опасность исходила и от самих пациентов: в их карманах лежали бомбы, а однажды Нотт обнаружил детонатор в ране на теле женщины.

По стопам родителей

Дэвид родился в семье медицинских работников. Его мать, Ивонна, уехала из маленькой деревушки Уэльса в Ньюпорт, чтобы получить профессию медсестры. Там она встретила будущего мужа – врача из Индии Малькольма Нотта. Первые четыре года жизни маленького Дэвида воспитывали бабушка и дедушка по материнской линии. Об этом периоде хирург с особой теплотой рассказывает в своей книге.

Мальчика из межрасовой семьи в школе недолюбливали. Дэвид сидел один на задней парте, не имел друзей и не получал достаточного внимания от учителей. Он чувствовал себя брошенным и никому не нужным и пронес это чувство через всю жизнь. Сегодня хирург благодарен среде, которая сформировала его как личность. Нотт не понаслышке знает, что значит быть отвергнутым, и сопереживает каждому пациенту.

После окончания средней школы Дэвид поступил в Объединенный кадетский корпус и мечтал о карьере летчика, но отец настоял на другой профессии. Нотт-старший привлекал сына к операциям на частных клиентах и помогал готовиться к поступлению в медицинский университет. Первые экзамены юноша провалил, зато к пересдаче подошел ответственно. Он решил доказать всем и самому себе, что способен на большее, и у него получилось.

Места, которые многие могли увидеть в ночных кошмарах или голливудских боевиках, долгое время являлись для Дэвида Нотта частью работы. Источник

Работа в тяжелейших условиях

В своих мемуарах доктор Нотт откровенно рассказывает о том, какие ужасы испытают жители самых опасных точек земного шара. Часто в военные больницы приносили уже мертвых людей, а их друзья и родственники умоляли о спасении родных. Среди пациентов Дэвида были и дети, которые отличались невозмутимостью и с мужеством принимали все тяготы судьбы.

Похожие материалы:  Со мной так нельзя! Проводим ревизию личных границ

Хирург не пытается скрыть от читателей неприятные моменты его волонтерских поездок. Он описывает все, что видел в операционной: ампутация конечностей, оторванные части тел, брызги крови из поврежденных осколками артерий. Спасать жизни Дэвиду Нотту приходилось в тяжелейших условиях. В некоторых госпиталях были перебои электричества и проблемы с температурным режимом. Если для медицинского персонала холод – это просто дискомфорт, то для больных – большая опасность. Кровь плохо сворачивается, неэффективно используется кислород, и органы могут начать отказывать.

Неоднократно доктор и сам мог стать жертвой военных действий. Однажды машина скорой помощи попала под обстрел при перевозке пациента. Водитель был ранен в плечо, санитар скончался, и только Нотт остался невредим.

«Меня чуть не убили, но осознание этого лишь еще больше будоражило. Я подумал, что если смог справиться с этим, мне все что угодно по плечу. В Сараево я испытал подобные чувства впервые, и мне хотелось добавки. Это была странная смесь альтруизма, желания помочь другим и чистого эгоизма – погони за кайфом, который испытываешь, когда спасаешь людей и сам живешь в непосредственной близости от опасности», – объясняет доктор.

Дар свыше

В книге «Военный врач. Хирургия на линии фронта» доктор не вдается в подробные описания войн и не стремится оценить действия правительств. В какой бы стране мира не происходили бои, результат один – всегда страдают невинные люди.

После первой поездки с гуманитарной миссией в горячую точку размеренная жизнь Лондона показалась Дэвиду Нотту скучной и банальной. В Сараево он убедился, что его призвание – колесить по всему свету, чтобы быть рядом с теми, кто больше всего нуждается в поддержке.

«Эта ниспосланная свыше возможность помогать людям в трудную минуту была самым приятным даром, который я когда-либо мог себе представить. Я знал, что отныне она навсегда станет частью моей жизни», – пишет Дэвид.

Анастасия Черкас

Филолог/журналист. Пишет о художественной литературе (и не только).