Полка Джеймса Ганна: что читает автор нового «Отряда самоубийц»

Всё так, режиссер и сценарист главного блокбастера минувшего лета ведет список прочитанного на GoodReads. Выписали для вас его любимые книги

Это теперь Джеймс Ганн борется за звание главного диснеевского балагура с Тайкой Вайтити, а в начале нулевых он был начинающим писателем. За десять с лишним лет до «Стражей Галактики» у него вышел роман «Коллекционер игрушек» («The Toy Collector»). К тому времени он уже приложил руку к нескольким фильмам студии Troma, известной по таким картинам, как «Атака куриных зомби», «У блондинок пушки круче», «Токсичный мститель», «Токсичный мститель 2», «Токсичный мститель 3», ну и так далее.

«Отряд самоубийц: миссия навылет» (2021), русскоязычный трейлер фильма

К кинотрешу Ганн подходил со всей серьёзностью. Например, при написании «Тромео и Джульетты» он держал в уме сверхзадачу «вернуть Шекспира народу». Видимо, такой подход давал искру исключительно при работе с фильмами категории «Б», потому что продажи романа оставляли желать лучшего.

Карьера в литературе не задалась, но Ганн остался страстным читателем. Он до сих пор пополняет список прочитанного на GoodReads. При желании там легко обнаружить ключи к его творчеству, а можно просто выписать оттуда пару книжек на досужее чтение. Впрочем, можно и то и другое. Всё же это не чья-нибудь полка, а одного из самых интересных режиссёров Disney. Мы покопались и вот что нашли:

Чарльз Буковски, Фактотум 

Всем романам Буковски, кроме Макулатуры, Ганн поставил пять звёзд. Здесь же Женщины, Хлеб с ветчиной, «Голливуд» и Почтамт, но оценку «Фактотуму» он выставил раньше, чем остальным, так что притворимся, что этот роман у него в фаворе.

В 2002 году Ганн – тогда ещё молодой кинодеятель, – отвечая на вопрос корреспондента IGN, назвал несколько любимых книг. Среди них был «Спроси у пыли» – роман Джона Фанте, сильно повлиявший на Буковски. Неудивительно, что в списке вообще порядочно книг, транслирующих маргинальную лирику.

Кен Кизи, Над кукушкиным гнездом

Крайняя художественная книга на полке. Вспомнил (прочитал впервые?) её Ганн прямо в преддверии съёмок «Отряда самоубийц», и оно понятно – в фильме тоже дурдом, только на выезде. Чтение Кизи вообще подстрекает к хулиганству – в романе нет и капли той заунывности, которой накачана его экранизация. Сними фильм, к примеру, Роберт Олтмен, триумфа на «Оскаре» не случилось бы, но отец «Весёлых Проказников» скорее признал бы адаптацию.

Денис Джонсон, Иисусов сын

Очередное подтверждение тезиса о том, что Денис Джонсон – писатель для писателей. Этот сборник коротких, но хитро устроенных (и потому – бесконечно любопытных) рассказов нахваливали Чак Паланик и Джонатан Франзен. Кроме того, он был замечен на полке Ноя Хоули, автора сериалов «Легион» и «Фарго».

Выход книжки в России – подвиг небольшого издательства No Kidding Press и лично Юлии Серебренниковой, в переводе которой Джонсон сохранил львиную долю своего обаяния.

Стивен Кинг, Жребий Салема

С творчеством короля ужасов ситуация следующая: чем мрачнее роман, тем ниже оценка Ганна. Так, «Кладбищу домашних животных» он влепил двойку, а «Кэрри», «Оно» и «Мизери» – по тройке. Пять звёзд у недавно экранизированного «Противостояния» (подробно рассказали о сериале в статье), «Мёртвой зоны» и «Жребия Салема», то есть у наиболее киногеничных вещей Кинга – с пёстрыми персонажами и экшен-сценами. Что-то не видно в списке «Долгой прогулки». Странно. По критериям Ганна там точно пятёрка.

Похожие материалы:  Последние честные выборы: почему голосование 1996 года навсегда изменило Россию?

«Жребий Салема» – самая понятная находка. Эхо откровенно «жанрового» романа про эпидемию вампиризма в небольшом городке отчётливо слышится у Ганна в «Слизняке».

Дуглас Адамс, Автостопом по галактике

Кто бы сомневался.

Кэтрин Данн, Любовь гика

Этого романа нет у Ганна на GoodReads. Он упоминал его в своём твиттере. Причудливый коктейль из магического реализма и чёрной комедии про семейку циркачей прямо-таки напрашивается на экранизацию от воспитанника студии Troma. Тут ещё вот что: все герои Ганна если не сошли со страниц уголовной хроники, то голосовали где-то на обочине жизни. И – при всех их изъянах – оказались симпатичными людьми и енотами. Данн тоже учит сочувствовать изгоям. Чем безобразнее её уродец, тем больше в нём любви.

Айра Левин, Ребёнок Розмари

Опять готовый сценарий – Роман Полански подтвердит, – и ещё одна общая черта сюжетов, которые удостоились от нашего книгочея пятёрки: игра с высокими ставками. Вы правда не знаете, бредит Розмари Вудхаус или ей в самом деле угрожают тёмные силы; не уверены, что она выйдет невредимой из этой истории. Как следствие, напряжение растёт по экспоненте. В фильмах с рейтингом PG-13 такого уровня саспенса достичь непросто, но в своих «взрослых» картинах Ганн с героями подолгу не нянчится. 

Габриэль Гарсиа Маркес, Сто лет одиночества

Гадаем, чем ещё обусловлено нахождение в списке этого романа, кроме желания постановщика «Стражей Галактики» разобраться в устройстве многофигурных историй. Ну вы поняли. Крайне многофигурных.

Филип Дик, Помутнение

Пятёрки также стоят возле обложек «Убика» и «Человека в высоком замке». Здесь тоже ничего удивительного. Дик и Ганн – оба панки. В их произведениях намешано то, что ну никак не может сочетаться. По своим временам логлайн «научно-фантастический триллер про торчков» звучал не менее отмороженно, чем «как “Спасти рядового Райана”, но трешовый кинокомикс». 

Филип Рот, «Другая жизнь»

Генри Цукерман поставлен перед выбором: импотенция или инфаркт. Читатель увидит оба сценария, а потом ещё и третий, в котором параллельные жизни Генри складываются в одну, принадлежащую его брату Натану, кочующему у Рота из романа в роман писателю. Высший балл на GoodReads и отдельное упоминание в твиттере.

Кристофер Воглер, Путешествие писателя

Если вам интересно, откуда в столь несерьёзных фильмах такие стройные композиции (у Ганна всё чётко по Кэмпбеллу), вот и ответ. Другие методички на полке: «Спасите котика!» Снайдера, «Как писать книги» Кинга и «Путь художника» Кэмерон.

К слову, все восемь эпизодов «Миротворца» – предстоящего спин-оффа «Отряда самоубийц» – Ганн написал в одиночку. Очередные результаты его самообразования увидим уже в январе.  

Стандартное изображение
Микаэль Дессе
Писатель, критик, литературный редактор.