Что общего между «Таксистом» Скорсезе и «Войной и миром» Бондарчука?

Сценарист Олег Курочкин — о киношном приеме «взгляд Бога»

Как превратить обычный вечер с фильмом в увлекательное путешествие по миру киноискусства, во время которого вы ни разу не потянетесь за телефоном? Очень просто. Нужно научиться подмечать пасхалки, находить зашифрованные послания и разгадывать задумки режиссера.

Можно открыть много нового даже в хорошо знакомом фильме, если научиться «читать кадр»: замечать, как располагается и движется камера, понимать, какой эффект создают разные ракурсы. Автор книги «Язык кино. Как стать продвинутым зрителем» сценарист и основатель сообщества «Понимай кино» Олег Курочкин предлагает разобрать это на примере приема «взгляд Бога».

Уловки камеры: что стоит за картинкой на экране

Камера — это прибор, фиксирующий изображение. От того, как она поставлена, куда направлен объектив, какая оптика выбрана, во многом зависит производимый фильмом эффект. И то, с какой точки будет снят персонаж, напрямую определяет чувства и эмоции, возникающие у аудитории в момент, когда она видит героя на экране.

«Камера естественным образом всегда остается за кадром. Для нее важно быть незаметной и не бросаться в глаза зрителю, чтобы не разрушать магию кино. Но это не значит, что за камерой нельзя следить. На самом деле ее движение или выбор точки, в которой она установлена, тоже может нести в себе определенную информацию и передавать дополнительный смысл», — говорит Олег Курочкин.

Зная это и понимая психологию зрительского восприятия, операторы совместно с режиссерами выбирают те ракурсы, крупности и планы, которые соответствуют задачам картины или конкретного кадра.

«Взгляд Бога»: метафизика и масштаб

Существует радикальная позиция камеры, когда персонаж показывается с самой верхней точки. В кинематографе такой прием носит неофициальное название «взгляд Бога», так как такое восприятие событий неестественно для человека и доступно только разве что Всевышнему, взирающему на героев с небес. Некоторые режиссеры сознательно придают этому приему метафизическое значение. 

Но в тоже время «Взгляд Бога» не обязательно является метафорой божественного присутствия. Иногда этот прием используется в качестве эстетического средства, передающего красоту момента, как в мюзиклах, где сложносочиненная хореография создает из танцоров замысловатые рисунки, насладиться которыми в полной мере можно только с верхней точки. А иногда, как в военных фильмах, вид сверху призван передать масштаб сражения, ведь «взгляд Бога» — это всегда дальний или общий план, дающий максимальный обзор.

Давайте посмотрим, «взгляд Бога» использовали режиссеры Мартин Скорсезе, Паоло Соррентино и Сергей Бондарчук на примере таких произведений как «Таксист», «Молодой Папа» и «Война и мир».

Похожие материалы:  Как дарвиновская теория полового отбора объясняет животный мир – и нас самих? 5 фактов из книги пулитцеровского лауреата Ричарда Прама

«Взгляд Бога» в «Таксисте» Мартина Скорсезе

Кадр из фильма «Таксист» (1976)

В знаменитом финале фильма «Таксист» (режиссер Мартин Скорсезе, оператор Майкл Чэпмен) камера, установленная перпендикулярно полу, показывает нам последствия кровавой перестрелки с участием главного героя. Мартин Скорсезе признавался в интервью, что ему как католику было важно показать в данной сцене незримое присутствие божественной силы, несмотря на только что случившийся здесь триумф смерти и зла.

«Взгляд Бога» в «Молодом Папе» Паоло Соррентино

Кадр из сериала «Молодой Папа» (2016)

Еще более очевидно религиозный подтекст присутствует в финале сериала «Молодой Папа», — внимание, далее спойлер! Главный герой, схватившись за сердце, падает на пол и оказывается лицом к небу, в котором можно рассмотреть силуэт Христа, размытый в полупрозрачных облаках. Камера, расположенная ровно над головой персонажа, резко взмывает вверх и поднимается настолько высоко, что скоро в кадре появляется вся планета. 

«С одной стороны, это — метафора движения души к Богу, с другой — иллюстрация масштаба божественного взора, устремленного одновременно на каждого отдельного человека и на всех людей сразу», — говорит Олег Курочкин. 

«Взгляд Бога» в «Войне и мире» Сергея Бондарчука

Кадр из фильма «Война и мир» (1965)

В киноэпопее «Война и мир» режиссер Сергей Бондарчук и операторы картины Чен Ю Лан, Анатолий Петрицкий, Александр Шеленков используют схожий прием в сцене ранения Андрея Болконского. Когда герой Вячеслава Тихонова, глядя в небо Аустерлица, закрывает глаза, зрителю кажется, что Андрей умирает. Еще через секунду это чувство усиливается благодаря тому, что поле боя дается нам с высоты птичьего полета, а камера при этом удаляется от земли, будто это душа Болконского отлетает к небесам. При этом внизу остается нечто похожее на ад, — настоящая пляска смерти, закрученная в вихре взрывов, выстрелов, кавалерийских атак и хаоса. 

Какими приемами Тарантино раскрывает своих персонажей? Почему монтаж роднит картины Сокурова и Хичкока? Зачем нужна современная музыка в исторической драме «Мария-Антуанетта» Софии Копполы? В книге «Язык кино. Как стать продвинутым зрителем» сценарист Олег Курочкин ответит на эти и другие вопросы, научит замечать неочевидные детали, находить оммажи и пасхалки в каждом фильме.

Стандартное изображение
Издательство «Бомбора»