Как дарвиновская теория полового отбора объясняет животный мир – и нас самих? 5 фактов из книги пулитцеровского лауреата Ричарда Прама

Чарльз Дарвин открыл миру законы эволюции. Про естественный отбор (когда выживают самые сильные) вы наверняка не раз слышали. Но известный натуралист говорил еще и о половом отборе. Это когда выживают не только сильные, но и красивые.

Пулитцеровский лауреат Ричард Прам в книге «Эволюция красоты» предлагают взглянуть по-новому на открытия Дарвина: признать, что естественный отбор — не единственный «дизайнер» живых существ, и поразмыслить, зачем нужна красота? Его книга — необычайно захватывающее рассуждение, в котором законы мира дикой природы перекликаются с современными тенденциями и доказывают: жизнь — не унылое выживание, а красота.

Выбор полового партнера — двигатель эволюции

Один из ярких примеров естественного отбора «в действии» — клювы галапагосских вьюрков, обитающих на Галапагосских островах. Определённый размер и форма клюва особенно эффективны для добывания, вскрытия и обработки определённых типов семян: большие клювы лучше подходят для раскалывания крупных семян с твердой оболочкой, тогда как маленькими клювами лучше обрабатывать более мелкие и нежные семена. В разных местах и в разное время года на Галапагосах преобладают растения с семенами разного размера, твёрдости и обилия, поэтому легко понять, почему один одни вьюрки выживают лучше, чем другие.

А что по поводу песни дрозда или переливчатого оперения колибри? Эти признаки невозможно отнести к «полезным» с практической точки зрения. Ричард Прам называет их брачными украшениями, потому что эволюция этих признаков происходит в результате выбора полового партнёра на основе субъективной оценки. То есть мелодичность или красивое оперение давало птицам преимущество в виде выбора полового партнера. Иными словами, представители данного вида выступают агентами собственной эволюции.

Красота обеспечивает разнообразие

У птиц брачных украшений великое множество! За миллионы лет у многих тысяч видов птиц половой отбор привел к взрывному разнообразию птичьей сексуальной красоты. Поэтому неудивительно, что каждый из десяти с лишним тысяч видов птиц, населяющих нашу планету, приобрёл собственный, уникальный эстетический репертуар брачных украшений и предпочтений, призванных выполнять эту функцию. Результатом этой эволюции явилось практически неизмеримое разнообразие биологической красоты.

Самец золотоголовой пипры (Ceratopipra erythrocephala), сидящий на токовище в деревьях Северной Амазонии. Фотограф Хосе Аранго, иллюстрация из книги

Для наслаждения

По мнению Дарвина, красота в природе возникала из-за того, что животные в процессе эволюции становились красивыми для себя самих. Самым радикальным в этой идее оказалось то, что согласно ей живые организмы — в особенности самки — становились активными факторами эволюции собственного вида.

Похожие материалы:  «Космос песков Дюны»: что нужно знать о легендарной вселенной Фрэнка Герберта?

Дарвин предположил, что красота возникает в эволюции главным образом потому, что она доставляет наслаждение наблюдателю. Естественный отбор порожден влиянием на организмы внешних природных сил, таких как конкуренция, пресс хищников, климат или география. А вот половой отбор представляет собой потенциально независимый процесс, то есть он как бы направлен сам на себя и осуществляется и самими организмами (преимущественно самками).

Культура тоже может влиять на эволюцию

Одним из наиболее ярких примеров влияния культуры на генетику — эволюция лактозной толерантности у взрослых людей, позволяющая им употреблять в пищу молочные продукты.

Лактоза — это специфический сахар, который встречается только в молоке млекопитающих. Все детёныши млекопитающих переваривают лактозу с помощью фермента лактазы, однако после окончания молочного вскармливания этот фермент перестает синтезироваться. Тем не менее, за последние 12-15 тысяч лет в разных человеческих популяциях произошло одомашнивание коров, овец, коз и лошадей, и связанная с этим возросшая доступность молока как нового, богатого белками и калориями источника пищи, спровоцировала естественный отбор на генетические изменения, благодаря которым представители многих человеческих популяций приобрели способность переваривать лактозу, в том числе и во взрослом состоянии.

Таким образом, культурная практика молочного животноводства повлияла на эволюцию человека.

Естественный отбор не отделим от полового. Длина хвоста должна быть не только оптимальна для выживания, но и способна привлечь хотя бы одну самку. Только в этом случае можно передать свои гены следующему поколению. Источник

Отсутствие пользы — вариант нормы

Широко известна фраза Дарвина: «Всякий раз, когда я рассматриваю перо из хвоста павлина, мне делается дурно!» Экстравагантное совершенство рисунка на этом пере не представляет какой-либо явной ценности для выживания павлина. Даже наоборот: длинный, тяжёлый хвост павлина создаёт ему помехи, ограничивая скорость передвижения животного и делая его более уязвимым для хищников.

Естественный отбор не отделим от полового. Длина хвоста должна быть не только оптимальна для выживания, но и способна привлечь хотя бы одну самку. Только в этом случае можно передать свои гены следующему поколению. Источник

В теории естественного отбора все «играют» по правилам: выживает тот, кто лучше. В половом отборе критерии невозможно разложить по полочкам, на первый план выходит субъективный признак «нравится». Вот это отсутствие пользы и логики сложно принять человеку. Многим может показаться это даже несправедливым. Возможно, поэтому теорию полового отбора так быстро забыли.

Ещё больше интересных фактов о дарвиновской теории читайте в книге «Эволюция красоты»