Путь заражения: война против опасных заболеваний

Обрушившаяся на мир пандемия из-за коронавирусной инфекции затмила собой все предыдущие. Хотя для подавляющего большинства она оказалось полной неожиданностью, врачи по всему миру готовились к вспышке «болезни X». Так обозначается еще не проявившая себя инфекция, к моменту обнаружения которой ученые и врачи должны быть во всеоружии. Мира Сентилингам, медицинская журналистка, специализирующаяся на вопросах глобального здравоохранения и инфекционных заболеваний, составила настоящий альманах борьбы человечества с инфекциями. Пересказываем факты о некоторых заболеваниях.

Атипичная пневмония: пандемия, которую удалось остановить

Каждая вспышка имеет свой источник и своего нулевого пациента. Всегда есть место и человек, давшие начало истории. В 2003 году вспышка тяжелого острого респираторного синдрома, ТОРС, – атипичной пневмонии, – которая позже превратилась в пандемию, угрозу общественному здоровью мирового масштаба, началась с доктора в популярном туристическом отеле.

Двадцать первого февраля доктор Лю Цзяньлунь (Liu Jianlun) заселился в номер 911 отеля «Метрополь» в городском районе Гонконга Коулун. Лю приехал увидеться с родными, но чувствовал себя очень уставшим после нескольких утомительных месяцев работы в госпитале в Гуанчжоу, в Китае. Неожиданная вспышка инфекции, похожей на пневмонию, поразила портовый город Гуанчжоу, где совместно с провинцией Гуандун с ноября предыдущего года насчитывалось более 1500 случаев заболевания. Лю и сам чувствовал себя неважно во время отправления, но все же продолжил путешествие. После прибытия в Гонконг он решил прогуляться и посмотреть город, сильно изменившийся с момента его последнего визита. Однако на следующий день, 22 февраля, Лю почувствовал себя больным. У него поднялась температура, появилось затрудненное дыхание и резко упал уровень кислорода в крови. Он обратился в ближайший госпиталь Kwong Wah, где и умер девять дней спустя. Таким образом, Лю стал кораблем, на котором убивший его вирус и начал свое путешествие по миру. 

В госпитале в Гуанчжоу, где работал Лю, более 100 медицинских работников заразились во время лечения пациентов. Обычно простуду очень просто контролировать, например, используя маски, но в тот раз все было по-другому. Биопсия легкого, сделанная Лю, выявила, что в игру вступила ранее неизвестная болезнь. Вскоре мир узнает ее как тяжелый острый респираторный синдром (ТОРС), вызываемый коронавирусом, это семейство также включает в себя и обычные ОРВИ. Мы не знаем, от какого животного ТОРС передался людям, но подозреваем, что это были циветы, в свою очередь, заразившиеся от летучих мышей. 

От болезни не существовало вакцины или лечения. Однако значительное мировое внимание к проблеме и координация работы, направленной на посадку людей с выявленными случаями на карантин и отслеживание их контактов, позволили вспышке, которая сейчас считается пандемией, закончиться пятью месяцами спустя.

Цитата из книги «Путь заражения. Как распространяются болезни и почему человечество не может это остановить»

Пандемия, к которой мы оказались не готовы

Но в конце 2019 года внимание переключилось с ТОРС на его «родственника», который посеял еще больший хаос по всей планете. Новый коронавирус зародился на рынке морепродуктов в китайском городе Ухань – опять от неизвестного источника животного происхождения – и менее чем за месяц заразил более 9800 человек и убил более 210. Болезнь, названная COVID-19, вызывала жар, слабость и сухой кашель, а у некоторых людей и затрудненное дыхание. И хотя большинство случаев было зарегистрировано внутри страны, международное распространение вируса быстро стало проблемой, ускорившись за счет того, что вспышка случилась во время китайского Нового года. Более 10 000 случаев было зарегистрировано за пределами Китая в 72 странах. Развитие технологий помогло идентифицировать вирус в течение нескольких недель, а множественные попытки создать вакцину, используя ДНК вируса, уже были на стадии реализации. Китаю пришлось бороться с худшей вспышкой заболевания в своей истории. Как, впрочем, вскоре и многим другим странам, в частности Италии. 

На этот раз у мировой общественности уже были как противовирусные препараты с технологиями вакцинирования, так и международные соглашения, чтобы помочь странам работать вместе над сдерживанием распространения заболеваний. Но в нашей общественной жизни появилась и новая реальность – мобильность населения. Люди – переносчики вируса – путешествовали на поездах и самолетах по всем направлениям до того, как узнавали, что больны, и тем самым помогли H1N1 оказаться на шести континентах всего за девять недель после его первичного обнаружения. В современном мире невозможно отказаться от авиаперелетов в течение долгого времени, да и не нужно. Таким образом, ученым приходится адаптировать стратегии борьбы с вирусом к обстоятельствам значительно ускорившегося мира.

Война против оспы: победа вакцинации

Столетиями человечество боролось с заражениями, усердно работая над тем, чтобы установить, искоренить или предотвратить заболевания, но успех был ограниченным, краткосрочным, а любой прогресс встречался натиском новых противников либо тех же врагов, но в иных доспехах. Война продолжается и сегодня, и единственное сражение, которое мы выиграли, было против оспы – древнего вируса, которого страшился весь мир. Считается, что сведения о нем встречались еще в третьем тысячелетии до н. э. в Египте. Вирус убил 300 миллионов человек только в XX веке, а победа над ним считается величайшим достижением в области всемирного международного здравоохранения. Большинство экспертов знают, что одержать еще одну победу такого масштаба будет непросто, скорее всего, невозможно, потому что победа над оспой оказалась сравнительно легкой задачей. Множество усилий, прилагаемых в борьбе против других вирусов, не дали результата: сначала против анкилостомы, потом тропической гранулемы, затем малярии, а в данный момент попытки излечить еще два заболевания – полиомиелит и дракункулез (ришта) – отстают на десятилетия.

Однако успех в лечении оспы позволил миру начать движение по новой траектории, на которой заболевание может быть уничтожено, в данном случае путем использования ценного стратегического оружия – иммунизации. 

В 1967 году началась интенсивная программа по искоренению оспы, в то время все еще насчитывалось более 10 миллионов случаев заболевания в 43 странах. После первых попыток остановить заболевание, организованных ВОЗ в 1959 году, болезнь уже была ликвидирована. Это означало, что она больше не распространялась в определенных географических регионах – в Северной Америке и Европе. Программа была сфокусирована на массовой вакцинации – хотя бы 80 % населения каждой страны, чтобы достичь порога коллективного иммунитета – уровня защиты, когда шансы заболеть для непривитых людей ничтожно малы. (Этот порог отличается для каждой болезни в зависимости от того, насколько легко инфекция передается.) Южная Америка, Азия и Африка продолжали регистрировать миллионы случаев заболевания, в то время как Европа и Северная Америка – лишь ввезенные, которые особенно участились с развитием авиапутешествий. Таким образом, правительства всех стран были заинтересованы в победе над болезнью, а это требовало изменения стратегии.

Доктор Дональд А. Хендерсон руководил международной командой по борьбе с оспой. Он настаивал на том, что вакцинация каждого человека от оспы или другого заболевания не всегда возможна, и, следовательно, это не должно быть единственной стратегией. Команды общественного здравоохранения должны понимать серьезность ситуации, – как много человек пострадало и где, – чтобы рациональнее распределять свои ресурсы, а также ограничивать перемещения заболевших с целью предотвращения дальнейшего распространения заболевания. 

Похожие материалы:  Великие авантюры эпохи: 5 безумцев, которые обвели весь мир вокруг пальца

Вскоре под руководством Хендерсона эпидемиолог Уильям Фёге (William Foege) внедрил стратегию наблюдения и локализации, и было достигнуто значительное снижение показателей. Например, в процессе работы в Восточной Нигерии в 1967 году команда доктора Фёге использовала ограниченные ресурсы для фокусирования исключительно на районах, пораженных вспышками, выявляя случаи и вакцинируя всех в определенном радиусе от эпицентра, это называется кольцевой вакцинацией. Она сократила вспышку за пять месяцев, несмотря на то, что всего 750 000 человек из 12 миллионов, живущих в регионе, получили вакцину.

Метод доказывал свою эффективность снова и снова и был гораздо лучше, чем попытки охватить всех сразу, – так считает доктор Дональд Хопкинс, который возглавлял команду по контролю за распространением оспы в 1967 году в Сьерра-Леоне. По словам Хопкинса, болезнь обычно обнаруживалась максимум у 5 % населения, поэтому цель состояла в том, чтобы определить эти 5 % и сосредоточить свои усилия на них. Введение в 1968 году расщепленной иглы – тонкого металлического стержня с двумя зубцами, содержащими дозу вакцины для более эффективной инъекции, – также способствовало дальнейшему улучшению ситуации. Прелесть этого оригинального изобретения была в его простоте по сравнению с безыгольными шприцами, которые использовались ранее. Это позволило использовать до 100 доз из одного флакона.

Однако, несмотря на все силы, которые были брошены на то, чтобы незамедлительно сократить количество случаев, путь к искоренению заболевания занял 12 лет. В игру вступали социальные и политические факторы: гражданские войны, экстремальная непогода, неразвитая инфраструктура. Но, что более важно, людей нужно было убедить в безопасности вакцины. Когда эти препятствия были преодолены и количество случаев оспы уменьшилось, возросла необходимость в ресурсах для выявления оставшихся случаев. Стоимость лечения каждого отдельного пациента значительно увеличилась, поскольку командам теперь приходилось добираться довольно далеко в поисках пары оставшихся больных. Но они их находили.

Двадцать шестого октября 1977 года эксперты обнаружили и локализовали последний случай естественного заражения оспой у 23-летнего повара больницы Али Маау Маалин (Ali Maow Maalin). Маалин, родом из Мерка, Сомали, помогал с вакцинациями от оспы, но остался не вакцинирован сам из-за страха перед иглами. Он подхватил вирус, пока объяснял дорогу водителю, доставлявшему двух зараженных детей в ближайший изолятор. Девять дней спустя у Маалина появились симптомы. Ему велели находиться дома, пока специально обученная команда делала прививки семьям, живущим по соседству, и успешно вакцинировала более 54 000 человек за две недели. Маалин выздоровел, и на этом оспа закончилась. 

Данный случай спровоцировал начало программы консолидации или уничтожения оставшихся образцов вируса. Это происходило во времена холодной войны, и странам предложили либо передать оставшиеся образцы оспы Соединенным Штатам Америки или СССР, либо уничтожить их самостоятельно согласно протоколу. Обе страны, и США, и Россия, продолжают сохранять полученные образцы под ВОЗ по соглашению от 1979 года. В США образцы хранятся в Центре по контролю и профилактике заболеваний в Атланте, а в России – в исследовательской лаборатории в Сибири. Оба объекта проверяются ВОЗ каждые два года.

В случае с оспой было много факторов, позволивших добиться результата: вакцина была термостабильна и не требовала охлаждения при хранении; для иммунизации нужна была только одна доза вакцины; каждый заболевший легко определялся по характерной сыпи и, следовательно, мог быть своевременно изолирован, а люди, контактировавшие с ним, – привиты. Другие заболевания не имеют такого благоприятного сочетания обстоятельств. У некоторых есть несколько элементов из списка, но чаще всего один или два.

Можно ли раз и навсегда победить заразные болезни?

Сегодня мы встречаем множество потенциальных инфекционных угроз: новые и старые, неизвестные и переродившиеся. Однако их постоянное присутствие и наша осведомленность о них не делают инфекционные заболевания менее страшными, когда те стучатся в дверь. У большинства людей вспышки продолжают вызывать панику. Вирусы, бактерии, грибки, паразиты и другие микроорганизмы обладают способностью с легкостью преодолевать человеческие защитные механизмы и пробиваться сквозь них с единственной целью – атаковать даже тогда, когда за ними пристально наблюдают.

Сколько бы ни следили за вирусами, микробами и другими микроорганизмами, они не перестанут заражать нас, ведь это их цель – размножаться. Для инфекций не существует границ, поэтому мировое сообщество должно объединить усилия в борьбе с пандемией, а в идеале предотвратить ее. Спустя почти 20 лет COVID-19 показал: мы все еще не готовы действовать настолько эффективно, насколько требуется. Частью борьбы с инфекциями является и каждый из нас. Это происходит, когда мы принимаем решение о вакцинации, моем руки перед едой и отказываемся от необоснованного применения антибиотиков. 


Тем не менее, не стоит отчаиваться. Имея представление о потенциальных опасностях, мы можем принимать более взвешенные решения о своем здоровье, не продиктованные паникой и необоснованными страхами. Книга Миры Сентилингам «Путь заражения. Как распространяются болезни и почему человечество не может это остановить» как раз и предлагает столь желанные ответы на наши тревоги.

Стандартное изображение
Елена Тарасова