В лучших традициях Средиземья: 6 фэнтезийных саг, которые приятно удивят тех, кому мало одной лишь вселенной Толкина

Автор статьи: Дмитрий Манасыпов

25 марта – всемирный день чтения Дж. Р. Р. Толкина. Гениального прозаика, написавшего сагу о Кольце, его Властелине и братстве Хранителей, идущих к Ородруину. Автора, сумевшего создать как собственный величественный легендариум, так и канон высокого, и не только, фэнтези на десятилетия. Не останавливаясь на хоббитах, назгулах и прочих балрогах, мы расскажем о шести разных книгах и циклах. Каждое из этих произведений имеет прямое или косвенное отношение к «Властелину колец», а одно даже оказало огромное влияние на само создание Средиземья с его героями.

Томас Мэллори, «Смерть Артура»

Как известно, книги о короле Артуре имеют лишь чуть меньший мировой тираж, чем Библия. История короля Британии, вставшего на борьбу с саксами и англами, жила, живет и будет жить, несмотря на вымышленный контекст.

Именно эта книга подарила Средиземью великого правителя и наследника Исильдура – Арагорна, сына Араторна. «Король былого и грядущего» был творчески переработан Толкиным, как и имена гномов или внешность Гендальфа, взятые из скандинавских саг. Арагорн, человек чести и меча, наследник древнего рода – фэнтезийный Артур, защитник Британии.

Почему же сейчас интересно читать книгу, опубликованную столь продолжительное время назад? Потому что написана она крайне живо, скрывает в себе все архетипы, присущие одной из основ фэнтези – рыцарскому роману. И в «Смерти Артура» есть:

Британия, Тёмные века, сырость, туман, луга и дубравы, ещё не уничтоженные человеком. Мерлин, уносящий сына Утера Пендрагона из замка Тинтагель. Вортигерн, предавший кельтов-бриттов, меч в камне и меч от Владычицы Озера. Круглый стол, чаша Грааля и Король-Рыбак, рыцари Гавейн, Агревейн, Гахерис, Ожье Датчанин, сэр Зелёный Рыцарь, Ланселот с телеги со своей разрушительной любовью к Гвиневере-Гвенвыфар. А также Моргана Ле Фей, Нимуэ, павший перед ней великий друид и маг Мерлин, Мордред, маячащая где-то далеко позади гора Бадон, с битвой при ней. И поля Камланна, где король Былого и грядущего нашёл свой конец.

Уважаете творчество Профессора? Вам просто необходимо ознакомиться со «Смертью Артура».

Урсула Ле Гуин, «Волшебник Земноморья»

Эта прекрасная писательница наравне с Толкиным, Нортон, Муркоком, Брекетт, Говардом и рядом других классиков фэнтези создала жанр. Миссис Ле Гуин получила ровно 21 Небьюлу, а номинировалась на престижную награду 72 раза.

Самым популярным циклом, созданным Ле Гуин, является не история Геда Перепелятника, а «Хайнский цикл». Роман из серии «Левая рука тьмы» вышел в 1974-м и собрал разом «Локус», «Небьюлу», «Хьюго», «Юпитер», «Прометей», Cometa d’Argento, премии Жюля Верна и альманаха Gigamesh.

Но мы всё же решили рассказать о Земноморье – мире, где живёт Гед Перепелятник. Эта удивительная вселенная полна живой магии, растворенной среди множества островов, раскиданных огромным архипелагом посреди не менее огромного океана. Населяют же её различные существа, живущие по своим законам.

Как мог Толкин повлиять на создание Земноморья? Он подсказал дорогу, проторил путь для магии, получил одобрение на сказки для взрослых, расходящиеся миллионными тиражами, и позволил творению Ле Гуин покорять сердца миллионов читателей.

Ник Перумов, «Кольцо Тьмы»

Классика русского фэнтез и, пожалуй, одно из лучших продолжений главного труда Толкина.

Замахнуться на наследие Профессора? Перумову это удалось. Тридцать лет с первого издания дилогии, рассказавшей русскоязычному фэндому о переосмыслении истории самого известного фэнтези-мира и многотоысячные дополнительные тиражи тому доказательство.

Хоббит Фолко и гном Торин, опаснейший Олмер, новая гроза Средиземья и его последователи во главе с горбуном Санделло мало кого оставили равнодушными.

Мрачное, реалистичное, разрушающееся в своих основах и дающее жизнь чему-то новому, холодное и серое, таким Средиземье стало благодаря Нику Перумову. Эпичное полотно, кем-то считаемое началом «русского фэнтези», а кем-то практически проклинаемое. В любом случае нам остаётся лишь радоваться, что когда-то автор Перумов решил сесть за свою первую объёмную историю, расширив географию Толкина до дальнего Востока и поведав нам о будущем, ожидавшем мир, спасённый Фродо. 

Роберт Джордан, «Колесо времени»

Эпическое фэнтези полотно, созданное этим прекрасным автором, часто сравнивают с миром Средиземья. Но это в основном касается противостояния Тьмы и Порядка. Что же есть в цикле Джордана, так привлекающее читателей?

Здесь вы найдёте знакомое Средневековье, традиции многих национальностей нашей с вами Земли, но всё это лишь антураж для вселенной, захватывающей не меньше, чем мир Властелина Колец.

Единая Сила, пронизывающая мир, созданный Джорданом, само сосредоточие зла. Эпоха легенд, завершившаяся Разломом Мира. И самые обычные люди из небольшой деревеньки, вдруг оказавшиеся в центре событий, меняющих их мир. Мир, куда возвращаются мифы прошлого, оживающие из-за проснувшейся Тьмы.

Этот мир, первоначально кажущийс похожим с универсумом Толкина, в действительности отличается. Различия, проявляющиеся от главе к главе, реализм событий, мотивация персонажей и масштабность происходящего и сделали цикл сверхпопулярными. 

Стивен Кинг, «Темная башня»

Если вам кажется невозможным сравнение Толкина и «Короля ужасов», то вы ошибаетесь. История стрелка Роланда и его Ка-Тета имеет множество параллелей с «Властелином колец» и даже «Хоббитом».

Свихнувшийся мир, лежащий на одном из лучей Башни, наполнен умирающей магией. Как и во времена Фродо магия уходила из Средиземья. Здесь присутствует приближающаяся угроза всему сущему и Алый Король, несомненно, также ужасен и страшен, как Саурон. Странная компания из стрелка-инвалида, темнокожей шизофренички без ног, бывшего наркомана и подростка, потерявшегося в мирах – сумасшедшая, не меньше самой вселенной Башни, эдакая версия Братства Хранителей. И пусть Роланд не несёт с собой Кольца, но он также стремится добраться до Башни, чтобы попытаться спасти остатки прошлого.

Прислужники Короля отвратительны не меньше орков с урук-хаями, а свихнувшийся робот, служащий Волкам Кальи, одновременно похож на Грима-Гнилоуста и немного Сарумана. Если вспоминать разумный поезд Блейн-Моно и его любовь к загадкам, то сразу думаешь о Смауге Ужасном.

Как история похода к Роковой горе поражает размахом, так и поиски Тёмной Башни не кажутся чем-то локальным и простым.

 Алексей Пехов, «Хроники Сиалы»

Роман повествует об отряде героев, в котором есть меткий лучник-эльф и храбро-простоватый гном, несколько бойцов-людей с мечами, маг и самый главный участник. А ещё орки, как главная сила злодеев, опасная цель путешествия и неожиданный финал.

Речь не о легендарном творении Толкина, а о дебюте Пехова в российском фэнтези. Да, эльфы здесь с клыками и незначительно отличаются от родичей-орков, а гномов двое, причём гном один, а второй – его двоюродный родственник. Да и вместо Фродо – вор Гаррет, но…

«Хроники Сиалы» сделали Алексея Пехова мегапопулярным практически в одночасье. И даже если сейчас, спустя двадцать лет, трилогия о Гаррете покажется вам немного простой, она всё равно хороша. Как и любое первое творение настоящего мастера, учившегося писать, пытающегося найти своих читателей и старающегося быть оригинальным.

Вы ещё не отправлялись в опасные прогулки по Сиале? Самое время это сделать.