Человек из «Великой тройки»: как творчество Айзека Азимова изменило фантастический жанр?

Кто Азимов для фантастики?

101 год назад родился один из самых великих фантастов за всю историю жанра. Айзек (Исаак) Азимов появился на свет уже более века назад в Смоленской губернии бывшей Российской Империи. Вырос в городе Нью-Йорк, США. Без него не существовало бы трёх главных правил современной фантастики. Тех самых, благодаря которым мы знаем, что Робот:

1) Не может причинить вред человеку своими действиями или их отсутствием.

2) Повинуется всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.

3) Заботится о своей безопасности до того момента, пока это не противоречит Первому или Второму Законам.

Иначе говоря, Три закона Робототехники создали огромный литературный пласт, являясь догмой. Догмой, многократно нарушаемой самим творцом Законов. Зачем? Для решения важнейших вопросов фантастики «золотого века»  — места человечества в этом мире, а также во Вселенной, чьи правила не могут равняться земным из-за изменчивости космоса и условий жизни в нём.

В своих произведения Айзек Азимов оставил ту самую базу, которая заложила основы дальнейшего развития фантастического жанра, вдохновив многих известных писателей на создание легендарных работ. От «Космической одиссеи», с её замкнутой системой космического корабля, управляемого HAL 9000 и до терминаторов Камерона.

Но только ли этим Азимов важен для литературы?

«Великая Тройка» и её роль

Айзек АзимовАртур КларкРоберт Хайнлайн, именно они считаются «Великой Тройкой» фантастики. Эти три титана заложили основу для большинства направлений жанра, предопределив конфликты с внеземным разумом, техническую революцию, Искусственный Интеллект, межзвёздные путешествия и прочие сценарии будущего, так сильно полюбившееся читателям.

Выше мы уже сказали про вклад Азимова, упомянули о Трёх Законах, положивших принципы работы роботов и роботизированных систем в произведениях огромного количества авторов в последующие годы. Уделили время моральной и психологической составляющей аспектов, связанных с человечеством и его путём в будущее, включая звёзды.

Кларк, будучи более технически продвинутым и обладая поистине инженерным складом ума, предвосхитил многие открытия, подарив миру названия и определения для будущих открытий.

Хайнлайн, служивший в армии в одно время и в одном месте с Азимовым, сделал не меньше для введения в фантастику определённых шаблонов развития общества. Сумел сгенерировать несколько вариантов обязательного развития социума в будущем и даже невольно спрогнозировал пиковые точки, ожидающие нас впереди.

Великая Тройка, заложившая фундамент современной фантастической литературы, смогла сделать главное: благодаря глубине своих творений вывела фантастику из подполья на международную арену. И именно в этом заключается её величие.

Кадр из фильма «Двухсотлетний человек»

След в культуре

Наиболее яркими маркерами в памяти человечества, оставшимися от творчества фантастов, являются экранизации. В случае с Азимовым пониманием его авторского веса являются два известных фильма: «Двухсотлетний человек» и «Я, робот».

Для их создания, кроме огромных бюджетов, привлекались лучшие актёры времени, не говоря о двух наиболее знаменитых «звездах»  — Робине Уильямсе и Уилле Смите.

Оба указанных кинопроизведения отличаются от первоначального замысла своего создателя, став такими при переложении на плёнку. Однако мало что потерявшими. Ведь база, заложенная в них великим Азимовым, логична, крепка и фундаментальна.

В случае с «Двухсотлетним человеком» не стоит говорить о желании создателей превратить рассказ о морали и выборе во что-то, подходящее под определение «блокбастер». Несмотря на кажущуюся невостребованность, фильм с Уильямсом до сих пор сохранил актуальность.

Кадр из фильма «Я, Робот» (2004)

Ведь именно сейчас, с появлением «Бостон Динамикс», лидера по производству робототехники, мы, как никогда, близки к моменту общения с ИИ. Помня о главном герое, блестяще сыгранном Уильямсом, уже сейчас должны начать формировать своё отношение к искусственным созданиям, ждущим своего часа в недалёком будущем.

На фоне общемировых потрясений и мультикультурализма, беженцев, постоянно мешающихся между собой рас и национальностей, вопрос о принятии или отторжении разумного существа, совершенно не похожего на нас рядом моментов жизнедеятельности, весьма актуален.

Именно цикл рассказов «Я, робот», превращённый благодаря студии 20 Century Fox в зубодробительный киберпанковый детектив с элементами боевика, рассказывает о выборе другой стороны – самих искусственных созданий. В нём Три Закона подвергаются наибольшим сомнениям со стороны искусственных существ., а мораль и человечность балансируют на самой страшной грани. Создаваемой механизмами, изначально не обладающими важнейшей составляющей человечности – душой.

Если вы привыкли видеть роботов только врагами/друзьями/слугами, то вам обязательно нужно прочесть несколько циклов, написанных более полувека назад. Прочесть и восхититься простейшей истине: меняются времена, а люди остаются неизменны. И выбор, стоящий перед каждым, всегда одинаков и зависит лишь от нас самих

Иное

Не стоит думать, что один из Троих писал лишь о роботах с их Законами. Вовсе нет.

«Основание», оно же «Академия» –  цикл романов, рассказал нам о падении одной из величайших космических империй и о том, насколько сильно может повлиять на судьбы миллиардов такая важная наука, как история. Особенно если она становится чем-то большим, превращаясь в психоисторию –  дисциплину, помогающую создать несколько моделей общества, чтобы спрогнозировать живучесть «каждой».

И, да: скоро нас ждет сериал по данному циклу.

Лаки Старр и несколько романов про этого авантюриста, лихого парня, что легко покажется вам кем-то знакомым. Кем-то, в другой «далекой-далекой Галактике» владеющим самым быстрым космическим кораблем – «Тысячелетним соколом». Да, именно так. И цикл Лаки Старра включает в себя романы, где Айзек Азимов отдыхал, рассказывая нам о приключениях харизматичного негодяя.

 И…

У этого удивительного автора много интересных книг, друзья. И только вам выбирать: что же прочесть из его наследия