На смену Диккенсу: новые рождественские сказки о главном

Когда наступает Новый год и Рождество — приходит время зажечь гирлянды, сварить глинтвейн и пересмотреть все части Гарри Поттера. И, конечно, перечитать рождественские «Три новеллы» Фредрика Бакмана! Его герои пользуются айпадами и гуглом, но ничем не отличаются от тех, что были у Диккенса — людей со своими страхами, заботами и переживаниями о неизменных земных вещах. Как же получилось, что главный амбассадор рождественских сказок — Чарльз Диккенс — уступил место новому шведскому писателю? Сейчас расскажем про каждую из трёх небольших, но душевных историй. 

Новелла «Сделка всей жизни»

Как и Диккенс, Бакман использует для своих сказок конфликт человеческих пороков и добродетели, разрешить который призваны фантастические существа. И если у первого (девятнадцатый век даёт о себе знать) это были и впрямь волшебные духи, то Бакман ничего такого, во что сегодня было бы трудно поверить, не сочиняет. Да, смерть существует, но если вы думаете, что она выглядит как скелет в плаще с косой, то это всего лишь ваши бурные детские фантазии. Вон настоящая смерть, приглядитесь. Да-да, неприглядная женщина с папкой в сером свитере стоит в углу, затянулась сигареткой и вычёркивает имена из списков. И не надо называть её Смертью. Работа — это всего лишь работа, а не имя. Как думаете, удастся вам договориться с ней? А если вы хотите спасти не себя, а чью-то невинную жизнь? Сколько это будет стоить? Одну смерть? Жизни? Да и что она собой представляет? Сколько стоит, когда у тебя есть дети? И хотя у некоторых его героев дорога с каждым утром становится всё длиннее и длиннее, автор пытается найти ответ на эти сложные вопросы.

Новелла «С каждым утром дорога домой становится всё длиннее» 

Все дети любят фантазировать, но, взрослея, постепенно утрачивают эту способность. Вот и болтающиеся ноги Нойноя, сидящего на скамейке с дедом, не касаются асфальта, «но голова достаёт до космоса, поскольку прожитая им жизнь ещё слишком коротенькая, чтобы привязать его мысли к земле» . На самом деле мальчика зовут Ной, но дед называет его Нойной, потому что имя внука нравится ему в два раза больше остальных имён. Казалось бы, где тут волшебство? А оно повсюду. Дед с внуком сидят на скамейке лишь в голове пожилого мужчины —  и Ной здесь, чтобы деду было не так страшно одному. С каждым днём площадь, где стоит скамейка, уменьшается, а дракон, которого дед подарил Ною, расфыркивает исписанные листки. 

Похожие материалы:  Илон Маск занял третье место в списке самых богатых людей планеты

—Что это, деда? — спрашивает внук. 

— Там все мои идеи, — отвечает дед.

— Они разлетаются.

— Давно уже.

Но Ной не отчаивается, крепче сжимает дедушкину руку и подбадривает его (какой отличный мозг, деда!), потому что бабушка всегда говорила: когда дед затихает, надо сделать ему комплимент — для подзавода. 

Новелла «Себастиан и тролль»

Деда не единственный, кто является заложником своего разума. Есть ещё и Себастиан. Он живёт в стеклянном шаре и не может из него выйти. Сквозь шар внутрь к Себастиану не проникает ничего — ни чувств, ни ощущений. Родители и врачи пытались помочь, кидая в шар таблетками, но только заткнули последние дырочки, через которые просачивались свет и звуки. Себастиан совсем не спит, ему темно и холодно. Однажды, съёжившись во сне, он впервые что-то ощущает. Не сказать, что приятное. Чей-то пушистый мех лезет ему в глаза, и Себастиан обнаруживает, что теперь он не один. Вместе с ним в шаре сидит пушистый тролль. Вдвоём с троллем Себастиан встречается со всеми чудовищами, что приходят ему во снах, убегает от птиц и выплывает из страшного океана. Всю дорогу новый друг проходит вместе с мальчиком, и ему впервые не страшно. У тролля мягкая рука, пушистая шёрстка и он указывает путь наружу из шара, как и Фредрик Бакман в каждой своей сказке.

Активируйте промокод bakmanjournal и читайте лучшие произведения Фредрика Бакмана с 25% скидкой!