«Мальчики Бёрджессы»: история одной семьи, роман лауреата Пулитцеровской премии

Пулитцеровскую лауреатку Элизабет Страут мы знаем в основном по «Оливии Киттеридж». Не последнюю роль в популярности этой прекрасной книги сыграла конгениальная экранизация с Фрэнсис Макдорманд и Биллом Мюррем. Но в романе, как это обычно и бывает, есть то, что не передать визуальными средствами. И в случае прозы Элизабет Страут – это щемящая, пронзительная тишина. Она есть во всех ее произведениях – невысказанное напряжение, недоговорённость, камерность, которая может воздействовать посильнее любого взрыва. К истории удивительной Оливии Киттеридж писательница вернулась спустя десять лет после присуждения первой книге Пулитцеровской премии – с книгой «И снова Оливия». Но Элизабет Страут – вовсе не писательница одной книги или даже одной героини

Читать далее

Допустимые пределы. Почему писатель Алексей Иванов «повторяет ошибки» Вальтера Скотта и Льва Толстого

Споры о фактологической насыщенности исторического романа и пределах погрешностей ведутся с рождения этого жанра. Достаточно вспомнить, как ко всеобщему восхищению «Айвенго» Вальтера Скотта (роман был издан в 1819 году, автор на тот момент считался вполне компетентным медиевистом) добавились академические упрёки в анахронизмах, вольных трактовках и смещениях в хронологии. В нашей стране, где минувшее постоянно становится злободневным, популярный прозаик, обратившийся к истории, едва ли не обречён на разбор полётов

Читать далее

«Жемчужина шведской литературы»: почему роман «Дамба» Микаеля Ниеми обречён стать сенсацией?

С 1983 года Микаель Ниеми издал 13 книг в диапазоне от пьес и поэм до фантастики, драмы, детектива, этнопрозы и «молодёжного романа». Прямо наш Алексей Иванов, только с турнедальским акцентом. Однако «Дамба» озадачила даже привыкших ко всему шведских поклонников Ниеми: ироничный роман-катастрофа с гигантским наводнением? В Швеции? Объясняем, чем этот роман удивит читателей

Читать далее

Правда вымысла. Что роднит таких разных писателей, как Гузель Яхина, Захар Прилепин и Леонид Юзефович

Новый роман Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд» начали бурно обсуждать ещё до того, как он разошёлся по рукам и был прочитан и осмыслен. Для пикировки хватило краткого пересказа сюжета: первый год по окончании гражданской войны, последний год её ужасающего последствия — голода в Поволжье; поезд с детьми-беспризорниками идёт из Казани на юг по разорённой стране, ещё объятой страхом и ненавистью. На клубной презентации романа один из гостей спросил автора: «Есть ли у вас понимание, в чём первопричина зла? И как, образно говоря, разрушить Чёрный Замок?». «Я не знаю, — чуть смущённо ответила Яхина. — Не знаю, почему случилась революция, почему война была такой жестокой. Я писала не об этом»

Читать далее

«Утопия-авеню»: почему стоит читать новый роман современного классика Дэвида Митчелла?

В марте 2021 года на ЛитРес появился новый роман Дэвида Митчелла «Утопия-авеню». Это история одной (не)существующей в 1960-е годы рок-группы (а значит, и история рок-музыки той эпохи в принципе, но об этом позже). И сразу спойлер: критиков заинтересовал не столько сюжет книги, сколько то, что она явно выделяется в ряду произведений автора. Разберёмся, что в ней особенного, и кому она наверняка понравится

Читать далее

Что побудило Дэниела Киза стать писателем, и как создавался его знаменитый роман «Цветы для Элджернона»?

Дэниела Киза никак нельзя назвать автором одной книги — на его счету ещё пять романов, в том числе и «Таинственная история Билли Миллигана», который стал настолько же знаменит, как и «Цветы для Элджернона». Но почему именно Чарли Гордон так прочно поселился в его голове, стал подобием альтер-эго писателя? Прозаик рассказывает об этом в автобиографической книге «Чарли и я», написанной еще в 1999 году. На русский язык её перевели в 2020-м, а в марте 2021-го книга появилась и на ЛитРес. Какой путь прошел писатель, прежде чем на весь мир прогремел рассказ «Цветы для Элджернона», а потом и одноименный роман?

Читать далее

«Писатели и любовники»: почему роман Лили Кинг — удивительная книга, которая потрясает воображение?

Писатель в России – скорее небожитель и властитель дум, чем живое существо из плоти и крови: он и понимает всё яснее, и зрит в корень, и уж, конечно, далёк от нас, замурованных в бытовухе. Порой трудно поверить, что эти просветлённые личности вызревают («как ананасы в оранжереях») из таких же, как мы сами – замороченных житейскими заботами и отнюдь не парящих на Пегасах простых смертных. Американке Лили Кинг не впервой десакрализировать кумиров: материалом для прошлой книги «Эйфория» стала весьма вольно беллетризованная биография иконы антропологии и по совместительству гуру хиппи Маргарет Мид

Читать далее

Тёмный гений итальянского детектива: гид по лучшим произведениям Донато Карризи

Бакалавр криминологии, мастер динамичных детективов, искусный знаток человеческой психологии, сценарист, режиссёр, всемирно известный прозаик — все упомянутые факты применимы к Донато Карризи. Реально ли добиться успеха и удивить читателей в мире загадок, тайн и преступлений с его многочисленной россыпью авторов? Герою сегодняшнего материала это удалось. Как именно, объясняем в статье

Читать далее

О сложностях семейной жизни без прикрас: проза Доменико Старноне

Все мы привыкли к тому, что о семейных проблемах не стоит говорить на широкую публику. Грязное бельё нужно прятать от чужих глаз, да и в чужой монастырь со своим уставом лезть не нужно. После свадьбы бывает только счастье, которое непременно заканчивается хеппи-эндом, а то, что «все несчастливые семьи несчастливы по-своему», мы и так знаем, спасибо за напоминание. Драма и артхаус не имеют широкого успеха среди масс. У себя на родине Старноне удалось стать популярным писателем несмотря на всё вышесказанное. Почему? Разбираемся, в силу каких причин проза итальянского автора достойна экранизации и публикаций на множестве языков

Читать далее

«Пропавшие девушки Парижа»: история о сильных героинях, которые не дрогнули от ужасов Второй мировой войны

Как бы нам ни хотелось верить, что «У войны не женское лицо», увы, история показывает, что для последней не существует ни пола, ни возраста, ни социального статуса. Перед её лицом все равны. «Пропавшие девушки Парижа» Пэм Дженофф — ещё одна история о женщинах на войне, в которой эта тема показана с нового ракурса

Читать далее