«Окей, Гугл! Когда роботы захватят мир?». Книга об эволюции искусственного интеллекта и туманных перспективах человечества

Мы доверяем нейросетям составление ленты в Инстаграме, шутим про то, что даже через сто лет будем просить «Умный дом» вскипятить ведёрко воды во время летних отключений, а в сериале «Чёрное зеркало» нам показывают весьма мрачное будущее, к которому неизбежно придём, если не преодолеем зависимость от технологий (а мы не преодолеем). 

О том, как же так получилось, что безобидная игра в крестики-нолики в Древнем Египте спустя несколько тысячелетий привела людей к использованию беспилотников, рассуждает Клиффорд Пиковер на страницах книги «Искусственный интеллект. Иллюстрированная история. От автоматов до нейросетей». И вот несколько интересных фактов:

Всё началось с игры в крестики-нолики

Да-да, именно с неё. По данным археологов, нечто похожее на игру с выстраиванием трёх эле­ментов в ряд существовало ещё примерно в 1300 г. до н. э. в Древнем Египте. Крестики-нолики часто упоминают при объяснении базовых принципов програм­мирования и искусственного интеллекта из-за простоты игровых деревьев. Их можно назвать ато­мом, на основе которого веками форми­ровались молекулы более сложных по­зиционных игр. Даже при минимальных вариациях и расширениях эта простая иг­ра становится труднейшей задачей, реше­ние которой требует большого количества времени.

Мы доверяем нейросетям составление ленты в Инстаграме, шутим про то, что даже через сто лет будем просить «Умный дом» вскипятить ведерко воды во время летних отключений, а в сериале «Черное зеркало» нам показывают весьма мрачное будущее, к которому мы неизбежно придем, если не преодолеем зависимость от технологий (а мы не преодолеем). О том, как же так получилось, что безобидная игра в крестики-нолики в Древнем Египте спустя несколько тысячелетий привела людей к использованию беспилотников, рассуждает Клиффорд Пиковер на страницах книги «Искусственный интеллект. Иллюстрированная история. От автоматов до нейросетей»
Талос: древнегреческий робот-гуманоид. Источник

Древнегреческий робот

Идея роботов или автоматонов не давала покоя человечеству на протяжении всей истории, словно люди только и думали о том, как бы переложить часть работы на механические плечи. Бронзовый автоматон Талос встречается уже в древнегреческом мифе о Европе. Ему поручили охрану острова Крит от захватчиков и пиратов. Древнегреческий робот патрулировал берег, кидался камнями и сжигал врагов заживо. Конечно, вряд ли он существовал на самом деле, но на вазах его точно рисовали.

Одни из первых автоматонов, используемых в европейских церквях. Источник

Роботы в церкви?

Роботами пользовалась даже христианская церковь: в период позднего Средневековья в Европе получили широкое распространение подвижные статуи Христа, механические дьяволы и фигуры Сатаны, которые издавали звуки и высовывали языки.

«Автоматоны бы­ли привычными элементами повседневной жизни. Они появлялись в церквях и собо­рах и распространялись оттуда повсемест­но. Миссионеры-иезуиты везли их в Китай в качестве подношений, чтобы подчерк­нуть величие христианской Европы».

Кадр из фильма «Франкенштейн» (1931). Источник

Казалось бы, при чём здесь Франкенштейн?

Параллельно с развитием технологий люди всё чаще задавались вопросом об искусственном разуме. Рассуждая об этом, Пиковер упоминает роман Мэри Шелли «Франкенштейн, или современный Прометей». История монстра, созданного из кусков мёртвых тел и оживлённого при помощи электричества, строится на идее, что люди склонны отвергать искусственный разум как странный и неестественный. Легко бояться искусственного интеллекта, когда он является нам в образе отвратительного чудовища. Но компактные смартфоны и аккуратные «умные колонки» пугают нас гораздо меньше, не так ли?

Похожие материалы:  Как избавиться от слов-паразитов и обходить на автопилоте тавтологии и штампы? 7 советов Саида Ильясова

Кадр из фильма «Из машины» (2015). Источник

Тест Тьюринга нас спасёт?

О том, что ИИ станет умнее человека, люди стали беспокоиться уже в середине XX века – хотя в это время человек со счётами ещё мог обогнать электронный калькулятор. Но учёные уже тогда задались вопросом, можно ли считать разумными созданиями компьютеры, запрограммированные должным образом. Английский информатик Алан Тьюринг в 1950 г. предположил, что если бы компьютер вёл себя так же, как человек, мы могли бы назвать его разумным. А потом разработал особый тест для оценки интеллекта компьютера.

«Представим, что компьютер и человек в текстовой форме отвечают на текстовые вопросы экзаменатора-челове­ка, который не видит, кто или что ему от­вечает. Если после изучения ответов экза­менатор не сможет отличить компьютер от человека, это будет означать, что компью­тер успешно прошёл типовую версию того, что сегодня называется тестом Тьюринга». 

В наше время каждый год проводится конкурс на Премию Лёбнера, в котором программисты соревнуются в создании программ, наиболее близких к прохо­ждению теста Тьюринга. Чтобы перехитрить жюри, разработчики часто используют неожиданные приёмы: опе­чатки, изменение темы беседы, шутки, встречные вопросы судьям и т. д. В 2014 г. робот-собеседник, разработанный про­граммистами из России и Украины, прошёл версию теста Тьюринга, предста­вившись тринадцатилетним украинским мальчиком Женей Густманом.

Кадр из сериала «Любовь, смерть, роботы» (2020). Источник

И чем всё закончится?

Сегодня возможности применения ИИ кажутся безграничными: искусственный интеллект предупреждает людей о природных катаклизмах, расшифровывает древние тексты и медицинские снимки и даже может предсказать, когда вы умрёте, проанализировав вашу электронную медкарточку (если её не потеряют в регистратуре). Он уже умеет придумывать шутки и головоломки, пишет музыку, разрабатывает новые оттенки красок и парфюмерные ароматы. Дети просят «Алису» прочитать им сказку на ночь, взрослые разговаривают со своими смартфонами чаще, чем с супругами, а в будущем наши отношения с машинами станут ещё более близкими и похожими на человеческие.

Крестики-нолики, бронзовый Талос, монстр Франкенштейна, умная колонка – всё это звенья одной цепи, в начале которой стоит желание человечества «выковать богов». А о том, что в конце, мы можем только гадать… Впрочем, Пиковер смотрит в будущее с оптимизмом: «Для меня искус­ственный интеллект – источник постоян­ного удивления по поводу границ разума, будущего человечества и нашего места в огромном пространственно-временном ландшафте, который мы называем своим домом».