Скандинавский триллер в его лучшем виде: гид по творчеству Стефана Анхема, Короля шведского детектива

Путь из сценаристов в писатели не так часто получается выгодным и ровным. Но если, как Стефан Анхем, набить руку на детективах и триллерах, разбираться в психологии персонажей, полностью прорабатывать всю детективную составляющую и, что в наше время явный плюс, быть скандинавом – успех гарантирован. Судьба героя статьи и автора уже нескольких романов о полицейском Фабиане Риске тому прямое подтверждение

Путь из сценаристов в писатели не так часто получается выгодным и ровным. Но если, как Стефан Анхем, набить руку на детективах и триллерах, разбираться в психологии персонажей, полностью прорабатывать всю детективную составляющую и, что в наше время явный плюс, быть скандинавом – успех гарантирован. Судьба героя статьи и автора уже нескольких романов о полицейском Фабиане Риске тому прямое подтверждение.

Обложка романа «Жертва без лица»

Полноценный дебют

Столичный коп возвращается на родину. В первую очередь из-за семьи и желания вернуть себе обычное человеческое счастье. Брак трещит по швам, супруга считает Фабиана изменщиком, а дети задаются обычными подростковыми вопросами, деля мир на чёрное и белое. Где найти покой, как не в местах детства? Всё так, но… 

Ностальгию по прошлому прерывает серия загадочных смертей бывших одноклассников героя. И вместо душевного умиротворения – настойчивое желание разобраться и, вероятнее всего, предотвратить смерти, ждущие впереди хорошо знакомых людей.

Именно так начинается первая книга о Фабиане Риске «Жертва без лица», классический скандинавский триллер, выдержанный в лучших традициях всех канонов жанра, ставшего мегапопулярным с подачи Несбё и Ларрсона. Крохи описательной и эмоциональной составляющей, уравновешенные сюжетными поворотами и ужасающей жестокостью. 

Мелочи и детали раскиданы в каждой главе. Нюансы, заставляющие вспомнить знаменитый триллер «Семь» Дэвида Финчера и потихоньку складывающиеся в ужасающую мозаику. Но стоит вам поверить в собственную догадку о её наполненности и мотиве… Анхем начинает играть по собственным правилам, догадки рушатся как плохо скреплённые кирпичики «Лего», мозаика снова распадается на паззлы. И всё становится лишь интереснее.

Кадр из фильма «Семь» (1995)

Не менее важны психологические портреты одноклассников Риска, постепенно знакомящие нас с прошлым, скрытым внутри фотографии класса. Все наши комплексы родом из детства, а половина сумасшедших идей закладывается в школе. Дети – совершенно не цветы жизни, как бы не хотелось того их родителям и родственникам. Порой они жестоки и разрушительны по своей природе и ужас, приходящий к ним дальше, чаще всего начинает расти в чудесные годы ранней юности.

Знаменитая фраза Данте «Оставь надежду, всяк сюда входящий» (лат. Lasciate ogni speranza voi ch entrate) пришла в нашу культуру очень давно. Но к книге Анхема, – особенно в моменты описания прошлого героя, – эта цитата имеет самое прямое отношение. Надежда умирает в младших классах, бесследно пропадает в средних и начинает появляться заново лишь в старших. Но не у всех. Модное понятие «буллинг» и самое привычное «травля» знакомы многим и выжжены в их памяти калёным железом позора. Стыд рождает боль, боль рождает ненависть, а ненависть превращается в страх. Только теперь, спустя годы, это не страх получить пинка, плевок или издёвку. Это страх тех, кто делал всё это в школьные времена с жертвами, которые позволяли издеваться над собой. Но не стоит думать, что ответ на вопрос: «кого мы считали самым глупым/успешным в школе» даст подсказку на не менее важное: «Кто убийца?». Поверьте: Анхем вас удивит.

Обложки романов «Девятая могила» и «Восемнадцать минус»

Скандинавская тьма «18-»

«18+» – маркировка контента, запрещённого для неокрепших морально, но юных и пытливых умов. Эдакий листок, накидываемый цензурой на контент, когда-то бывший недоступным из-за физического уровня носителей. Пятнадцать последних лет, и глобальная сеть давно превратила маркировку «только для взрослых» в насмешку над его сутью. Кто-кто, а основная аудитория запрета даст фору как запрещающим, так и исполнителям запретного… Во всём.

Похожие материалы:  Почему Мишель Бюсси по праву считается одним из лучших детективщиков современности?

Скандинавия, давно ставшая частью большой общей Европы, создаёт проблемы не меньшие, чем в Могадишо или фавелах Сан-Паулу. Благосостояние порождает безответственность, помноженную на инфантильность, вседозволенность и желание больших денег. «Минус восемнадцать» без розовых очков и рассказов в духе «они же дети» с ледяным спокойствием погружает нас в мир хорошо живущих подростков. Вчерашних детей, желающих кое-чего поострее, чем пицца с перцем-халопеньо.

Убийства, снятые и выложенные в мировую паутину. Жестокость, расползающаяся от группы молодых людей, прячущихся под масками с весёлыми смайлами. Трагедии, создаваемые с умыслом теми, для кого жизнь – полная чаша. И важным моментом книги является отсутствие отрицания проблем мигрантов, наводнивших Евросоюз. Наоборот, Анхем не скрывает своего мнения по этому поводу, словно говоря между строк: сперва посмотри на лицо своего коренного будущего, старая-добрая Европа.

Одновременно с тем, начавшись в «Девятой могиле», автор исследует одну из самых популярных тем последних десятилетий – феминизм. Пристально рассматривает ёе изнутри полицейских расследований, введя в третьей книге ещё более раскрытую полицейскую с именем, смешным для русского слуха. Ведь её зовут, только не смейтесь, Дуня. Но она датчанка.

Отношениям двух стран, разделённых водной границей, тоже находится место в сюжете. Как ни странно именно гостья из Дании вполне перетягивает на себя одеяло, делая книгу в разы увлекательнее. Но ещё более таковой «Восемнадцать минус» становится из-за тех подонков, которые становятся целью парочки детективов. Антигерои книги, убивающие людей, делают это не спонтанно. И когда эта мысль становится осязаемой, начинается главный страх текста – страх перед будущим героев и стран, где они живут, работают и надеются постареть.

Детектив с острой социальной начинкой и авторским видением современных проблем благополучных, на первый взгляд, скандинавских стран и коренного населения в очередной раз доказал рост Анхема как писателя. И подвёл отличного шведского автора к созданию по-настоящему профессиональной работы в любимом жанре.

Обложка романа «Мотив Х»

Время Х

«Американская история Х» – фильм с совсем молодым Эдвардом Нортоном, рассказавший о «перековке» вчерашнего неонациста из США, оказавшегося за решёткой. И буква Х, вынесенная в заголовок новой книге Стефана Анхема имеет к этому фильму самое прямое отношение.

Начав собственную критику творящегося в Европе в «18-», автор добрался до четвёртой книги о детективе Риске с великолепным багажом мнений по современным болевым точкам своей родины.

Кадр из фильма «Американская история Х». Источник

Неонацисты, мигранты, педофилы и коррупция в рядах исполнительной власти. Главные проблемы многих сегодняшних государств не покажутся российским поклонникам автора надуманными. Измени названия группировок, городских районов и чуть разверни вектор точек соприкосновения основных действующих негодяев с подонками и, вуаля, мы с вами получим вполне знакомую картину.

На фоне творящихся проблем, первоначально не кажущихся связанными между собой, главный герой квадрологии становится тем, кем и хотел изначально: мужем и отцом. И если вы прошли этот путь вместе с детективом Риском, то тем больше вас зацепит книга, где все полученное им счастье может рухнуть. После этого уже совершенно точно не захотите закрыть книгу раньше, чем удостоверитесь: все будет хорошо. Либо… Иначе, но об этом вам расскажут страницы «Мотива Х», а не мы, друзья. И вот это совершенно точно.

Стандартное изображение
Дмитрий Манасыпов
Российский писатель, работающий в жанрах альтернативной истории, боевой фантастики, фэнтези.