Византия: что вы знали об одной из самых загадочных и религиозных империй в мире?

Византийская культура сегодня – богатый источник культурных, исторических и религиозных традиций. Могущественная империя подарила миру новый ориентир, который был далёк от земного бытия и сопровождал человека в идеальный, божественный, иррациональный мир духовного возрождения. 

Образцовая византийская цивилизация сегодня воспринимается как некий идеал, оказавший благотворное влияние на становление и развитие стран Южной и Восточной Европы. Но что, если одна из самых религиозных империй в мире имела и другую, изнаночную сторону? 

Именно о ней в красочных, игривых и не всегда пристойных зарисовках рассказывает историк, профессор университета Огайо Энтони Калделлис, на счету которого одиннадцать серьёзных трудов, посвящённых византийской истории и культуре.

В своей книге «Византийская кунсткамера. Неортодоксальные факты из жизни самой православной империи» исследователь развеивает благочестивые мифы об эталонной цивилизации аскетов и святых, которая жила отнюдь не только духовными интересами. Зачем? Чтобы создать в воображении читателя откровенное, живое и правдивое полотно жизни великой Византии без прикрас и патетики. 

В конце концов, даже самым идеальным образам всегда к лицу жизнеподобный изъян!  

Собранные в книге факты невозможно найти на страницах школьных учебников. Ведь их гривуазная, парадоксальная, анекдотичная форма стирает образцово-показательный налёт с фасада блистательной империи. 

Супружеская измена

Один бедняк поднёс императору Феодосию II огромное «фригийское» яблоко. Тот поразился его размерам и подарил своей жене, императрице Евдокии. Она же поспешила отдать его другу своего мужа Павлину, который, не зная истории яблока, передарил его императору. Тогда Феодосий заподозрил связь между ними (яблоки дарили как знак романтических намерений). Феодосий спросил Евдокию, что та сделала с яблоком, и она ответила, что съела его. Разгневанный император казнил Павлина, а Евдокия уехала из столицы в Иерусалим, посвятив себя благотворительности. Эта история, вероятно, не совсем историчная, позднее была очень популярна в Византии.

Домашние питомцы

Феофилакту было всего шестнадцать лет, когда его отец, император Роман I Лакапин (920‒944), сделал его патриархом Константинопольским. Однако подлинной страстью Феофилакта была не религия, а лошади, которых он держал около двух тысяч в большой конюшне близ Святой Софии. Он кормил их не только сеном и овсом, но и кедровыми орешками, миндалём, фисташками, финиками, фигами и изюмом, смешанными с самым ароматным вином и дорогими специями. Однажды во время Страстной седмицы он даже убежал с богослужения, потому что его любимая кобыла ожеребилась. Посмотрев на жеребёнка, он вернулся, чтобы закончить песнопения. По иронии судьбы Феофилакт погиб, упав с лошади.

Гастрономические удовольствия 

В 968 году германский император послал Лиутпранда ко двору Никифора II Фоки, где того приняли враждебно. В ответ он написал карикатуру на императорские пиры в Константинополе. Еда была невкусной, вся в масле и рыбном соусе. В другой день Лиутпранду прислали блюдо из козлёнка, фаршированного чесноком и луком-пореем, плавающего в рыбном соусе. Этот соус, упомянутый Лиутпрандом и получивший название гарум, византийцы продолжали производить и потреблять. Готовили его так: внутренности рыбы клали в закрытый горшок с большим количеством соли и оставляли преть на солнце в течение нескольких месяцев, перемешивая. Жидкость, выцеженная из этой массы, и была гарумом, её можно было смешивать с вином, водой или маслом. Симеон Сиф говорил, что она подходит для очищения кишечника. Это была еда, обычная для Римской империи, но забытая лангобардами и немцами Лиутпранда.

Времяисчисление 

От ранневизантийского периода сохранилось несколько переносных солнечных часов. Например, циферблат из Афродисиады в Малой Азии представляет собой бронзовый диск диаметром 75,5 мм. На одну из его сторон была нанесена шкала склонений и широт, в то время как на другой размещён по радиусам список различных местностей и их широты. Два сохранившихся византийских образца часов перечисляют в основном местности на Востоке, включая Константинополь, а ещё Рим, Бордо и Мериду в Испании, для применения на Западе.

Похожие материалы:  Что общего у малярии и ТикТока: разбираемся в механизмах заражения вместе с эпидемиологом Адамом Кучарски

Военный арсенал

Византийское государство законодательно монополизировало производство оружия. Продажа оружия была запрещена варварам, а частным гражданам не разрешалось носить или использовать его. Исключением были топоры и ножи для домашнего использования. Император Лев VI (886–912) хотел, чтобы все жители провинциальных деревень и городов имели лук. Но в мирных условиях даже воины могли иметь при себе только меч. Люди жаловались на то, что не могут использовать оружие для самообороны против варваров. Но позиция государства была непреклонной: забота о безопасности – это работа военных, на содержание которых граждане платят налоги.

Экстремальный аскетизм 

Существовали аскеты, которых называли восками («пасущимися»). Они жили в дикой природе и не готовили себе пищу, предпочитая питаться плодами земли. Очень быстро они приобретали облик диких зверей, теряли разум и убегали, едва завидев людей.

Другой крайней практикой подвижничества было ношение вериг. Эти изделия состояли из железных ошейника и пояса, с которых свисало множество тяжёлых цепей. Феодорит Киррский (V век) знал двух женщин, Марану и Киру, которые приняли на себя этот подвиг и совершали его в течение сорока двух лет. И если Марана могла разговаривать с посетителями, то Кира едва держалась на ногах. Их служанки жили в небольшой хижине неподалеку. 

Узнайте ещё больше удивительных фактов о Византии из книги Энтони Калделлиса «Византийская кунсткамера. Неортодоксальные факты из жизни самой православной империи»