О тайнах сердца и шампанском: новый роман Кристин Хармель «Жена винодела»

На Западе имя Кристин Хармель является знаком качества и стоит в одном ряду с Карен Уайт и Кристин Ханной. Писательница прошла долгий путь от незатейливых романов о женском счастье до бестселлеров, которые переводят на десятки языков. Что же стало для Хармель ключом к успеху? Для ответа на этот вопрос обратимся к ее роману «Жена винодела», который в ноябре вышел на русском языке.

Кристин Хармель – мастер историй, которые при внешней простоте цепляют за живое. С ее героинями легко себя ассоциировать, их проблемы близки и понятны. Например, в романе «Забвение пахнет корицей», после которого о Хармель заговорил весь мир, главная героиня Хоуп собирает жизнь по кусочкам после тяжелого развода. Семейная кондитерская еле-еле держится на плаву, дочь-подросток дерзит, бывший муж треплет нервы, а бабушка Роза, которая всегда была для Хоуп скалой в бурном море, стремительно утрачивает память. Чтобы исполнить последнюю бабушкину просьбу, героиня обратится к истории семьи, совершит путешествие во Францию – и обретет опору там, где меньше всего этого ожидала.

Хармель сделала своим фирменным знаком двойную сюжетную линию. В «Забвении» исторический сюжет намечен пунктиром – Хоуп восстанавливает трагические события прошлого по крупицам, и основное внимание автора все-таки сосредоточено на настоящем. В романе «Жизнь, которая не стала моей» вторая линия получает развитие в сновидениях главной героини. Накануне свадьбы она начинает видеть сны о своем первом муже, погибшем в автокатастрофе. Жизнь, которой она лишилась, выглядит невероятно счастливой, что заставляет героиню сомневаться в правильности своего выбора. Может, еще не время отпустить прошлое? Или погибший муж пытается ей что-то сказать?

В «Жене винодела» сюжетных линий тоже две – и на этот раз на первый план выходит линия историческая, в которой события происходят во Франции, в мрачные годы немецкой оккупации. На этом фоне эпизоды из современности становятся «островками безопасности», которые позволяют читателям перевести дух и ненадолго отвлечься от страшных событий. Хотя начинается все почти пасторально: Хармель переносит нас в живописный французский регион Шампань:

«Стоял май, и лозы уже пробуждались, почки, как крошечные кулачки, тянулись к солнцу. Через несколько недель виноградники зацветут, и к сентябрю грозди — бледно-зеленого «шардоне», чернильного «пино-менье», подернутого сизым налетом «пино-нуар» — нальются и созреют».

В центре сюжета – история юной Инес. Став женой Мишеля Шово, владельца «Мезон-Шово», одной из крупнейших виноделен в регионе, она думала, что ее ждет счастливая жизнь с любящим мужем. Все изменилось с приходом немцев. Оккупация будто лишила Шампань всех красок – даже виноградные лозы не остались равнодушными:

«Виноград первым выступил против оккупантов. Ягоды, чтобы не достаться врагу, засыхали прямо на лозе или совершали самоубийство, падая на землю посреди ночи. Настоящей причиной этого было нашествие плодожорки и виноградной моли, совпавшее с германским. Из-за него виноделы Шампани, не собрав еще ни единой виноградины, подсчитывали будущие убытки».

Еще один «крючок», на который Хармель цепляет читателя, – глубокая проработка предмета. В «Забвении» писательница очаровывала нас рецептами сладкой выпечки – и описания процесса вышли у нее до того живыми, что от страниц буквально веет теплом духовки и ароматами пряностей. В «Жене винодела» читателям вместе с Инес предстоит изучать тонкости производства шампанского. Поскольку большинство работников винодельни отправились воевать, Инес пришлось сменить изящные туфельки на тяжелые сапоги, а вечерние платья – на рабочую одежду, чтобы помогать мужу. Она таскала ящики с шампанским, переворачивала бутылки во время дегоржирования – процедуры, требовавшей большой сноровки. 

Похожие материалы:  Чарльз Буковски: поэт, алкоголик и гениальный неудачник

«…следовало, держа бутылку горлышком вниз, быстро вынуть пробку специальной открывалкой, называемой pince à d’égorger, и одновременно перевернуть бутылку. Едва давление газа выбивало осадок, горлышко нужно было заткнуть большим пальцем, чтобы не вылилось само вино».

Но как бы Инес ни старалась, она все делала не так и постоянно чувствовала себя ненужной. Муж постепенно отдалялся – ему хватало других забот, ведь он пытался удержать винодельню на плаву. Инес искала дружбы Селин, жены главного винодела «Мезон-Шово». Но той печали мадам Шово казались несерьезными, ведь сама Селин сходила с ума от беспокойства за родственников и собственную жизнь, поскольку была наполовину еврейкой.

Внешне в оккупированной Шампани все было почти благопристойно – только ночные облавы иногда нарушали покой Реймса. Но каждый из героев чувствовал, что петля опасности сжимается все туже. И понимал, что рано или поздно нужно будет сделать выбор.

Кто-то, как муж Селин, станет до последнего убеждать себя и окружающих: «Они не тронут нас, пока мы будем делать, как они скажут». Кто-то вступит в ряды Сопротивления. А кого-то одиночество и ощущение собственной никчемности толкнет на поступок, о котором придется сожалеть до конца жизни.

«Жена винодела» украдет ваше сердечко на несколько вечеров и позволит в компании друзей блеснуть знаниями производства шампанского.

Стандартное изображение
Издательство «Синдбад»