Огненный поток, который сжег Китай: завершение «Ибисной трилогии» Амитава Гоша

1840 год. Конфликт между китайскими властями и торговцами опиумом из Ост-Индской компании достигает своего апогея. Британское правительство твердо намерено покончить со своеволием «манчжурских деспотов», препятствующим ввозу зелья на территорию Поднебесной: перед входом в бухту Кантона собираются английские военные корабли, а в Индии спешно набираются отряды «добровольцев» из индийских воинов-сипаев. Уже скоро эти «черные демоны» пойдут в бой во имя «цивилизации и свободной торговли» чужого, но совершенно не враждебного им народа. Расширяющийся водоворот затягивает в себя и беглецов со шхуны «Ибис»: молодого мулата Захария, бывшего раджу Нила, китайца А-Фатта, француженку Полетт, вдову индийского купца. В столкновении, которое изменит судьбу не только Китая, но и всего мира XIX века и которое историки назовут Первой опиумной войной, каждому из них предстоит сделать свой выбор, а некоторым – сражаться друг против друга, даже не ведая этого…

По промокоду febrislove дарим скидку 20 % на каталог Литрес + 2 книги из подборки в подарок!

Вряд ли Амитав Гош, цикл романов которого сегодня часто сравнивают с «Войной и миром», знает русский фразеологизм «пройти огонь, воду и медные трубы» – тем удивительнее, что «Ибисная трилогия» выстроена именно по этой схеме, разве что в другом порядке.

Испытание «водой» десятка разных, совершенно непохожих героев состоялось еще в «Маковом море» – романе-путешествии, удивительном тексте о текучести жизни и переменах.

Вторая книга, герметичный роман на стыке политики и бизнеса, – «Дымная река» – определенно о «медных трубах»: об испытании успехом, славой и другими мирскими соблазнами – и это испытание по-разному прошли бывший раджа Нил и купец-парс Бахрам Модди. Третий, только что вышедший в переводе Александра Сафронова роман «Огненный поток» и названием, и оформлением четко говорит о том, какая именно стихия будет здесь главной. 

Как и положено финалу трилогии, «Огненный поток» собирает вместе полюбившихся читателям героев из первых двух книг – но как же изменился каждый из них, пройдя через свой собственный огонь. А ведь война еще даже не началась: первые выстрелы прозвучат лишь в середине книги, а финал трилогии не совпадает с окончанием противостояния – оно растянется еще на двадцать лет крупных и мелких столкновений. Итог известен: могущество Китая будет уничтожено, Британия получит не только остров Гонконг, но и полный доступ на китайский рынок, а опиум станет основой процветания Британской империи в XIX веке.

Впрочем, Амитав Гош смотрит на события глазами не историка, а писателя: судьбы его героев (у многих из которых, кстати, есть реальные прототипы) для него куда важнее, чем тектонические движения истории. Наверное, именно поэтому так редко его персонажи – за исключением разве что британского купца Бернэма, одного из самых карикатурных героев трилогии – говорят о политике, да и философы цитируются здесь лишь в пародийном ключе. Хотя именно фраза Канта о «преступлении границ естества, которое разжигает безудержную страсть, никогда не получающую истинного утоления», приведенная в явно шаржированном контексте, в какой-то степени оказывается ключом и к «Огненному потоку», и к трилогии в целом.

Огонь, в котором горят и терзаются все без исключения герои романа, от главных до эпизодических, имеет мало общего с пламенем пожаров и дымом сражений – это огонь страстей, алчности, желаний, а порой и совести. Каждому из персонажей Гоша предстоит пройти символическое (и крайне важное для индийского менталитета) огненное погребение, из которого одни выйдут преображенными и очистившимися, другие же – с выжженной душой. И наблюдать за этими превращениями – отдельное удовольствие. Чего стоит трансформация обаятельного и симпатичного парня Захария Рейда и лицемерной пуританки мисс Бернэм. Их огненное испытание – любовь, но как по-разному раскрывает она их натуры. Столь же странны, удивительны и порой ужасны и другие превращения: изнеженного раджи Нила – в отважного воителя, а комичного и женоподобного последователя Кришны Ноба Киссин-бабу – в единственного человека, способного уловить глубинную суть мелкого, по меркам обеих держав, конфликта:

Похожие материалы:  Когда «Потерянный рай» встречается с «Золушкой»: новый роман Энн Пэтчетт «Голландский дом»

Столько смертей, столько разрушений причинено народу, который не сделал ничего худого тем, кто столь рьяно топил его в огненном потоке. Какой в этом смысл? Ради чего все это?

Чему ты так удивляешься, сын мой? Или тебе неведомо, что мы пребываем в Кали-юге, эпохе апокалипсиса? Возрадуйся, ибо нынче ты воюешь за ангрезов, которым судьба предначертала поспешествовать концу света, но они всего лишь инструмент Божьей воли. Взгляни, в чреве сего судна пылает огнь, пробуждающий демонов алчности, сокрытых во всяком человеке. Оттого-то англичане и пришли в Индостан и Китай, ибо сии страны населены столь густо, что алчность, взыгравшая в их жителях, способна пожрать весь мир. И вот сегодня началось сие великое пиршество. А закончится оно, когда человечество, обуянное бешеной жадностью, пожрет землю, воздух и небо… Мы тут, чтобы помочь англичанам исполнить веление их судьбы. Пусть мы люди маленькие, но нам выпало счастье знать о своем предназначении, чего им не дано. Мы обязаны всеми силами им помогать, это наш долг, понимаешь? Мы с тобой удостоены чести избранников на службе у судьбы, и будущие поколения нас возблагодарят. Ибо лишь после конца сего света народится лучший мир.

Но трилогия Гоша – не об опиуме и опиумных войнах, не о Китае и не об Индии. Хотя бы потому, что место опиума в нынешней реальности легко могут занять нефть, микропроцессоры, литий или даже вода. Романы «Ибисной трилогии» – прежде всего о людях, о важности судьбы каждого человека, оказавшегося в центре исторической бури.  

А еще о шхуне «Ибис», которая является метафорой побега и поиска безопасного дома. И хотя в каждом из трех романов сама шхуна оказывается скорее фоном, на котором разворачиваются события, но этот парусный корабль – символ надежды, мечты и спасения. Молоту истории невозможно противостоять, но можно отыскать посреди обезумевшего мира свою собственную вселенную, свой личный ковчег. И шхуна «Ибис» – это и есть тот самый ковчег, который подберет тонущих и гибнущих и доставит их туда, где мир и покой. Не зря в Египте ибис почитался как символ мудрости и одновременно смерти. 

В этом смысле история пассажиров, случайно собравшихся вместе в трюме шхуны «Ибис», – зеркало, в котором отражается не только (и не столько) история «опиумных войн» Англии и Китая второй половины XIX века. Хотя и в этом плане трилогия уникальна, ибо ни одного столь масштабного литературного произведения по этой теме на русском языке не выходило вовсе. Но в каком-то смысле это история всех войн и всех перемен эпохи, в которой мы живем. По индийским поверьям она будет продолжаться целых 400 тысяч лет, так что мы в самом ее начале. 

Стандартное изображение
Издательство «Фантом Пресс»