Литература + новая словесность = «Стрим»

Не все могут знать, но ударение в фамилии Ивана Шипнигова приходится на последний слог.

Стремление писать Иван Шипнигов определяет для себя как ощущение и потребность, а также признаётся, что всегда мечтал «сидеть в книжном магазине в красивом пиджаке и давать интервью». Что и говорить, всё сбылось.

Путь в литературу для Ивана Шипнигова начался с филфака МГУ имени Ломоносова. По признанию самого писателя, был он троечником, который пренебрегал учебным планом. Пока однокурсники корпели над классикой, Шипнигов погружался в творчество Владимира Сорокина. Именно талант Сорокина превращать литературный язык в художественный инструмент вдохновил Ивана Шипнигова на эксперименты со стилем.

Новаторский подход к литературному языку стал фишкой романа «Стрим». Нарочно безграмотные монологи героев становятся для читателя американскими горками — вызывают отторжение, а в следующее мгновение влюбляют в себя.  У каждого из персонажей собственный голос, которому автор позволил звучать без правок и цензуры, вопреки правилам русского языка.

«Стрим» — вообще книга со всех сторон занимательная. Помимо примечательной полифонии голосов, у романа есть бэкграунд. Один из фрагментов книги был прочитан актрисой Анной Яновской в рамках проекта Елены Исаевой «Театр автора». По признанию Ивана Шипнигова, отрывок этот был прочитан абсолютно уморительно, а после Анна Яновская призналась писателю, что «хочет какой-то такой сериал снять». Благодаря этому появился многосерийный фильм «Руммейт», доступный сегодня на Ютубе и стриминговой платформе more.tv.

Сценарий для мини-сериала Иван Шипнигов писал совместно с театральным режиссёром Романом Самгиным. Работа над сценарием пришлась на локдаун, что не помешало соавторам. При помощи Zoom’а Шипнигов и Самгин вели свой проект в течении всей весны по строгому расписанию. Потому для Ивана Шипнигова время жёсткого локдауна было «спокойным и продуктивным».

Работать над «Стримом» Иван Шипнигов начал ещё в 2018 году, когда лучшей характеристикой его эмоционального фона был популярный статус ВКонтакте «всё сложно». По признанию писателя, ему было непросто найти общий язык с самим собой, и совершенно неясно, что делать с этим новым неприятным чувством. Когда появился текст, многое встало на свои места, а «ментальные тараканы» дали стрекача.

Иван также отмечает, что большую поддержку в работе над книгой оказались участники литературной студии «Коровий брод». 

В рамках встреч участников объединения Шипнигов зачитывал фрагменты будущего романа и получил позитивный отклик или конструктивную критику. Сегодня Иван Шипнигов рекомендует начинающим авторам найти своё литературное объединение и не писать в стол, а читать свои рукописи вслух. Всегда найдётся тот, кто услышит, уверен писатель.

Герои и события «Стрима» появлялись сами собой и просто жили внутри рукописи. Ходили по магазинам, экономили, влюблялись, мечтали и откровенничали с читателем так, как откровенничают с друзьями на кухне вечером в пятницу. Именно эта обыденность героев обеспечила каждому уникальные, узнаваемые голос и характер. В этом Ивану Шипнигову помогли наблюдения и… мессенджеры.

Похожие материалы:  Тёмный гений итальянского детектива: гид по лучшим произведениям Донато Карризи

Сегодняшние правила письменного общения довольно размыты, а временами словно бы и вовсе не существуют. И в этом, утверждает Шипнигов, есть своя прелесть. Язык развивается и меняется, и однажды сленг, который сегодня приводит кого-то в ужас, станет нормой.

«Мне нравится играть с языком. Я знаю, как правильно, поэтому мне интересно, как неправильно», — говорит Иван Шипнигов.

Не удивительно, что книга привлекла к себе внимание читателей и критиков. В процессе работы Шипнигов отправлял фрагменты романа своим друзьям.. Именно так один из отрывков попал к писательнице и режиссёру Аглае Набатниковой, которая ещё на этапе рукописи номинировала «Стрим» на премию «Национальный бестселлер». В итоге книга прошла в длинный список, а затем оказалась в шестерке финалистов.

Многие читатели видят в романе «Стрим» оммаж «Цветам для Элджернона» Дэниела Киза. В этом, уже классическом, произведении текст стал отражением внутреннего мира главного героя и перемены в нём. Схожий эффект происходит и с героями «Стрима». Однако сам Шипнигов своими литературными учителями считает Набокова, Достоевского и Чехова, а также отмечает большое влияние ранних произведений Владимира Сорокина.

Писатель Роман Сенчин охарактеризовал «Стрим», как «энциклопедию современной московской жизни», а благодаря почти документальной подаче книгу относят практически к новому жанру псевдовербатима.

Внутри книги  —  будни и быт, рутина и весьма приземлённая философия героев, населяющих роман. В бедах и бедках этих карикатурно-обычных персонажей каждый зацепит и распознает что-то своё. Лёгкость смыслов и комичность сюжетов напоминают стендап, только на бумаге.

Своих героев Иван Шипнигов изучает, исследует буквально под микроскопом. Персонажи на все манипуляции автора отзываются исправно, разгоняются, разворачиваются и выдают реакцию, зачастую вполне ожидаемую, но от того не менее занятную.

«Стрим» в современной литературе — явление.  Хорошее или нет — иной вопрос, но что-то подсказывает, что равнодушных не будет.

Читайте книгу и убедитесь в этом сами!

Стандартное изображение
litresjournal